Sidebar

Ну разве такова стезя рыцаря? И разве такова доля иных людей, попавших в иные тела и в иной мир? Оклеветали, подсадили в тюрьме к уголовникам, стали убивать. Хорошо хоть верный домовой да случайно собравшийся в побег сокамерник помогли выжить и сбежать. Но и дальше вместо рыцарских турниров да поисков возлюбленной дамы — лесная непролазная глушь, грязь, стычки с лесными татями и умертвиями. Наконец, пора бы уже отрыть почти найденные сокровища, но рыцарь Шестопeр прячется в глухих пещерах да разгадывает головоломки, оставленные слишком умными предками. Потом, правда, после находки таинственного артефакта, жизнь становится интереснее, но и выжить троекратно сложнее.

 

Рыцарь Шестопер. Новый дом: Фантастический роман / Рис. на переплете В.Федорова — М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2016. — 313 с.:ил. — (Фантастический боевик).
7Бц Формат 84х108/32 Тираж 5 000 экз.
ISBN 978-5-9922-2144-2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава первая

ПОБОИЩЕ

Тюрьма не место для мечтаний. Зато грустить и вспоми_

нать — самое естественное состояние для узника. Вот арес_

тованный и вспоминал, как он оказался в этом мире в ином,

резко помолодевшем теле, да на готовом костре. Как спас_

ся, как отыскал друзей и помощников. Как влюбился, нако_

нец, в ведьму, одно прикосновение к которой сулило обыч_

ному человеку смерть. О своих первых подвигах вспоминал

с уместной гордостью. Но вот причину попадания сюда ни_

как не мог четко обозначить. Было бы хоть время для пол_

ного анализа всех событий...

А долго грустить в одиночестве ему не довелось.

Не прошло и четверти часа, как Василия Райкалина, ко_

торый, оказавшись в этом мире, постепенно привыкал к

имени Грина Шестопера, перевели в общую камеру. Точ_

нее, сопроводили туда целой дюжиной вооруженных до зу_

бов, угрюмых воинов.Иесли столичная тюрьма рыцарю из_

начально не понравилась по причине полной изоляции

одиночной камеры, то новое соседство кучи уголовников

вовсе радости не прибавило.

Сразу же появились нехорошие предчувствия: «Все эти

движения неспроста! Неужели спешат меня ликвидировать

без всякого суда и разбирательств?»

Здесь, правда, имелось два маленьких оконца под самым

потолком, но все равно вонь стояла ужасающая.

Само помещение — площадью почти тридцать квадрат_

ных метров — вроде немаленькое, если сравнивать с оди_

ночной камерой. Но заставленное трехъярусными кроватя_

ми, на которых томилось три с половиной десятка ярких

5

представителей преступного мира, оно казалось бочкой, до

отказа набитой протухшей селедкой. Ущемление личного

пространства превышало все допустимые нормы, широко

рекламируемые в цивилизованных странах.

И ладно бы смущала только теснота и неприятные запа_

хи. При колеблющемся свете факелов физиономии здеш_

них уголовников казались гротескными мордами исчадий

ада. Словно тут специально собирали самых озлобленных

уркаганов или наиболее ярких уродов, исполосованных

шрамами, лишенных глаз, ушей, со сломанными носами и

прочими увечьями. Этакий паноптикум самого омерзите_

льного, страшного и непотребного, что есть в человеке, ве_

дущем неправедный образ жизни.

— Здесь не скучно, хоть и тесновато, — с непонятным

подтекстом напутствовал арестованного Василия старший

дюжины тюремщиков. — Так что тебе понравится!

Ни злобы в тоне, ни сочувствия — работает человек.

Конвоируемого никто не толкнул, словом грубым не оби_

дел. Только он шагнул внутрь общей камеры, как у него за

спиной закрыли дверь на лязгающие запоры.

Темней после этого не стало, потому как небольшая

часть стены отсутствовала, а вместо нее пространство ока_

залось забрано толстенной решеткой. Вот за ней, в коридо_

ре, конвоиры оставили в держателях два горящих факела.

Это помогло старожилам хорошенько рассмотреть новень_

кого:

— Ого! Да к нам в гости целый рыцарь пожаловал?—раз_

дался первый глумливый вопрос. Часть одежды арестован_

ный не успел передать волхву, и по ней легко было опреде_

лить принадлежность человека к явно привилегированному

сословию.

— Какая разница, кто он, здесь все равны!—последовал

ответ одноглазого уркагана.—Потому и одеждой надо с то_

варищами делиться...

— Точно! — Один из самых тощих типов, с залысинами

на голове, не иначе как подвизающийся в шестерках у здеш_

ней гопоты, враскачку двинулся к Шестоперу.—Сам поде_

лишься или помочь?

Как себя вести в подобных местах, Василий Райкалин

6

знал. Приходилось в прошлой жизни самому пару раз попа_

дать, да и товарищи делились полученным опытом и впе_

чатлениями от пребывания в уголовной среде. Но одно дело

попасть в общую камеру случайно или в преддверии даль_

нейших разбирательств с законом, а другое — когда тебя

явно привели сюда на расправу. В данном случае умение ве_

сти базар по фене и общаться на блатном жаргоне никто не

оценит. Надо либо сразу бить смертным боем, либо тянуть

время, используя для этого любую ложь, правду или воз_

можность.

Атам, глядишь, и вернется Боджи, отправившийся в раз_

ведку по тюремным коридорам. При помощи друга_домо_

вого всяко_разно сражаться предпочтительнее.

И рыцарь вспомнил, каким образом его бывший банне_

рет сумел остановить татей, решивших сжечь пленных.

— Делиться, говоришь?.. Ха! Не о том думаешь, плеши_

вый. Надо срочно побег отсюда устраивать да рваться к тому

месту, где сокровища князя Балоша припрятаны. Сутки у

нас для этого есть. Так что сказывайте: есть возможность

вырваться отсюда немедленно?

Лысоватый тип замер на месте и в наступившей полной

тишине оглянулся на одноглазого. После чего стало понят_

но, кто здесь заправляет и кого следовало бы упокоить в

первую очередь.

Но самое главное, что о легендарных сокровищах знали.

В них верили. Их жаждали. Следовательно, приведенного

на расправу рыцаря можно вначале попытать, все выяс_

нить, а уж потом... Все заключенные понимали, что отчаян_

но блефующий сокамерник выгадает десять, максимум пят_

надцать минут, которые все равно его не спасут.

Но и в умении логично мыслить здешнему бригадиру от_

казать было нельзя:

— Гонишь, тухлый! Если у тебя такие знания, то ты мог

ими откупиться еще вне этой тюрьмы. А ты здесь... И одет

прилично...

— Потому что сглупил, — пустился рыцарь в призна_

ния. — Имея сведения о сокровищах, одному предателю

умудрился дорогу перейти.Аон на Рим работает да возле са_

мого короля отирается. Потому и сделал на меня навет, что

7

якобы покушение на Ярослава Хорфагера готовлю. А чтобы

меня никто не слушал, заявил: «Рыцарь этот делает вид, что

знает о разных несметных сокровищах. Лишь бы с этой ло_

жью к его величеству прорваться!» А сам у меня карту успел

выкрасть...

— Карту?—заржал бригадир.—Да мы сами подобными

подделками на восточном тракте по пути в столицу торгова_

ли!

— Дело не только в карте, — оскалился Грин Шесто_

пер.—Я успел увидеть почти все сундуки с драгоценностя_

ми.

И пустился в описания легендарных сокровищ. Благо хо_

рошо помнил каждое слово баннерета Варширока, которые

тот выкрикивал на костре. Эти признания не спасли про_

славленного рыцаря от смерти, но все, что он рассказал о

конкретных диадемах, коронах, ожерельях и прочих чудес_

ных поделках, видимо, оказалось истинной правдой. И про

некоторые из них даже здешние уголовные авторитеты зна_

ли. Потому что несколько типов многозначительно перегля_

нулись с одноглазым бригадиром и еле заметно кивнули. То

есть отсрочка немедленного убийства была получена. Но да_

льнейшие вопросы стали только острее и настойчивее:

— Если ты видел сокровища, то почему ими не восполь_

зовался сразу?

— Потому что для рыцаря приказ баннерета свяще_

нен! — высокопарно заявил Василий. После чего с досадой

признался: — Был... до недавнего времени... Ведь Варши_

рок оказал мне высшее доверие, раскрыв место с сокрови_

щами и дав полюбоваться на сами сокровища. А потом еще

и карту доверил, взяв с меня клятву передать ее только в

руки короля. Увы, моего командира убили, а к нашему Хор_

фагеру мне так и не удалось прорваться. Предатели из окру_

жения монарха постарались меня оклеветать и ограбить.

А чтобы я не проговорился в дальнейшем, меня не просто в

одиночку заперли, а к вам поместили...

— Тоже не сходится,—нахмурился одноглазый.—Про_

ще тебя было сразу убить, пока ты нам не проболтался.

— Ха!—Грин грустно ухмыльнулся.—Предатели слиш_

ком понадеялись на мою рыцарскую клятву хранить молча_

8

ние. А в ней были оговорки для подобного случая. Знамени_

тый рыцарь Варширок умел многое предвидеть, давая мне

полномочия при выборе действий в разных обстоятельст_

вах.

— Ага! И в данный момент ты решил нам раскрыть сию

великую тайну?—иронизировал одноглазый.—Мы раска_

тываем губы, устраиваем тебе побег, а добравшись в указан_

ное тобой место, получаем перо в бок от твоих сидящих в за_

саде подельников. Правильно? А то и на улицах столицы ты

попытаешься от нас ускользнуть!

— А слово рыцаря?

— Оно для нас пустой звук.

В этот момент Василий Райкалин с огромным облегче_

нием ощутил прикосновение к лодыжке: смерчень вернул_

ся! А там и недовольное ворчание Боджи Секатора разда_

лось в голове: «И чего тебе на месте не сидится?! Еле отыс_

кал...»

— Пустой? — Диалог с уголовниками продолжался. —

Даже когда речь идет о сокровищах князя Балоша? — Шес_

топер задал эти вопросы вслух, а мысленно уже полным хо_

дом обсуждал с домовым создавшееся положение.

Смерчень моментально оценил серьезность ситуации и

согласился, что рыцаря привели сюда именно на убой. По_

тому что в коридоре никого из тюремщиков нет. Кричать и

звать на помощь бесполезно. Придется в случае жестокой

драки рассчитывать лишь на собственные силы и на остав_

шуюся у рыцаря заговоренную, усиленную колдовством

одежду.

«Хорошо, что я во время обыска прикрывал особенности

встроенной защиты, — рассуждал Боджи. — Эти ухари

со своими заточками сразу и не поймут, на что нарвались.

Ноесли навалятся толпой, да начнут тыкать тебе в голову...»

«Поэтому и надо тебе немедля завалить одноглазого, —

прикидывал Василий расклад сил.—Авторым вон того чер_

ненького, со шрамом через весь лоб. Ни слова еще не ска_

зал, но его реакцию остальные отслеживают. По всем при_

знакам — шишка в здешней иерархии».

«Понял. Ползу к ним. Жду нужного слова!» — деловито

согласился смерчень, прекратил тактильный контакт с ко_

9

жей своего доминанта и скользнул по полу к намеченным

целям.

— ...Потому что ты в нашей власти!—уже перешел на тот

момент к угрозам одноглазый. — И сейчас как миленький

расскажешь о местонахождении сокровищ. Тебе будет так

больно, что и соврать ни разу не сумеешь.

— Не проще ли нам договориться полюбовно? — ухмы_

льнулся рыцарь. — Пока я не отдал приказ о твоем уничто_

жении, одноглазая харя?..

На минуту в камере воцарилась тишина.

Еще Грин понял, что ему несколько мешает свет факе_

лов. В намечающейся потасовке сподручнее всего драться в

полной темноте, убивая любого, до кого дотянутся руки. Да

и мистическая помощь Секатора могла оказать нужное воз_

действие на уголовников.

Именно ради большей эффективности этого воздейст_

вия Грин Шестопер уверенно провозгласил:

— Вижу, что среди вас находятся несколько человек из

Высшего Ордена Справедливости! — Фантазии слетали с

языка легко и естественно.—Поэтому оглашаю специально

для них пароль, по которому следует выполнять все мои

приказания и защищать меня даже ценой собственной жиз_

ни. Итак, сам пароль: «Златая цепь на дубе том!» — Еще и

паузу сделал, многозначительно подняв вверх указатель_

ный палец. Потом дополнил приказ: — В дальнейшем дей_

ствовать по обстановке, убивая любого, кто двинется с пло_

хими намерениями в мою сторону! Условная команда для

атаки «Гасите свет!».

Цвет уголовного мира столицы стал в недоумении пере_

глядываться между собой, пытаясь понять, кому из них со_

общили пароль и кто собирается действовать по странному

приказу.Итолько чернявый, со шрамом на лбу, издеватель_

ски рассмеялся:

— Опять тухлый гонит! Какой орден?! Что за дурацкие

пароли?! Ха! Да он попросту тянет время, надеясь, что его

заберут от нас или еще какое чудо случится!—Ипринял ре_

шение:—Вначале выбейте из него спесь и разденьте! И по_

старайтесь одежду не испортить! Ты, ты и Куча помогите

Шкуре.

10

Три уголовника двинулись к рыцарю, обступая его полу_

кольцом. Разве что самый громадный среди них, с весьма

оригинальной кличкой, замешкался, потирая скулу огром_

ной лапищей.

— Могу ведь случайно его сразу поломать...—С его рос_

том где_то под два двадцать и косой саженью в плечах со_

мнения казались вполне обоснованными.

Но теперь уже заржал одноглазый авторитет:

— Не надо его ломать! Просто держи за голову ладонями.

Остальное без тебя сделают. Шевелись!

Но Василий четко осознал, что Куча вообще не желает

вступать в потасовку.Исейчас готов на что угодно, лишь бы

не подходить к рыцарю ближе чем на два метра. Зато его бо_

лее мелкие сокамерники раздумьями свои головы не утруж_

дали, беспрекословно выполняли приказ и уже протягива_

ли руки к цели.

Ничего больше не оставалось, как начать бой, выкрик_

нув условную фразу:

— Гасите свет! — и нанести первый удар.

Затем начался бой и... чудеса. Молодое, здоровое тело

слушалось Василия Райкалина изумительно.Ион вроде как

увернулся от грязных рук и первых встречных ударов. Но

все равно создалось странное впечатление, что ему засвети_

ли все_таки кулаками в оба глаза. Потому что стало неожи_

данно темно. Какие_то световые круги и кровавые пятна

еще мелькали в сознании, поступая со зрительных нервов,

но это воспринималось вначале как «искры из глаз».

Лишь через минуту напряженного боя, рева, криков, от_

борной ругани, хруста костей, предсмертных стонов и про_

чей жути стало понятно: в камере стоит могильная тьма.

И ладно бы только факелы погасли в тюремном коридоре,

так еще и два оконца под самым потолком оказались словно

наглухо замурованными. А ведь до того сквозь решетки на

них чуть ли не солнечные лучики внутрь проникали.

На периферии сознания мелькнула мысль: «Боджи к

данному фокусу никак не причастен... Заключенные тем

более! Значит, кто_то подслушивал нас как со стороны ко_

ридора, так и снаружи, у окошек... А потом по моей бес_

11

смысленной команде потушили факелы и заткнули тряпка_

ми окна... Еще бы понять, кто это сделал и зачем?..»

Неуместные вопросы. И праздные. Даже странно, как

они могли возникнуть в подобной обстановке. Наверное,

по причине того, что мозг в смертельной драке участвовал

лишь на уровне инстинкта выживания. А телом руководили

боевые, отработанные рефлексы, умения и опыт.

Казалось бы, в замкнутом помещении одному против

трех десятков врагов не выжить. Но теснота многократно

больше мешала нападающим, чем защищающемуся оди_

ночке.Имволей_неволей приходилось действовать с огляд_

кой, чтобы не убить друг друга. Тогда как рыцарю сдержива_

ться от применения силы было не с руки. Рвал ноздри, вы_

давливал глаза, ломал кости, перебивал трахеи, сворачивал

шеи. Прыгал в разные стороны, чудом не тараня лбом сте_

ны. Выкручивался из десятков рук. Топтал дергающуюся в

конвульсиях чужую плоть. И великолепно ориентировался

в пространстве по крикам, стонам и топоту своих соперни_

ков.

Те же вопли уголовников давали представление и о поте_

рях в их стане:

— Вот он, держу!..

— Тварь! Это не он, а я... хррр...

— Я его порвал!

— Умираю...

— Черный убит!..

— Одноглазу горло писанули!

— А_а_а! Мне кто_то сухожилия на ногах перерезал!..

— У_у_у!.. Глаза! Мои глаза!..

Наверное, большинство все_таки сразу смекнуло, что

рыцарь действует не сам. Да и гибель бригадиров момента_

льно остудила самые горячие головы. Запоздало вспомни_

лись слова о каком_то ордене Справедливости, пароли и

фраза, после которой свет и в самом деле погас.Ажить хоте_

ли все, самоубийцы в данном месте не водились.

Поэтому уже к концу третьей минуты драка и попытки

добраться до новенького прекратились, и кто имел силы

и надлежащее здоровье постарались забиться в самые без_

опасные места: углы камеры, под кровати первого яруса или

12

на кровати третьего. Два человека с поломанными конечно_

стями продолжали орать благим матом. Еще десяток интен_

сивно стонали, не в силах сдержаться, но оказать помощь

пострадавшим никто не спешил. Наоборот, на них злобно

шикали:

— Да заткнись ты уже!

— Все равно тюремщики не скоро придут!..

Один потерял сознание от боли. Второй крикун сумел

перейти на стоны. Остальные затихли как мыши.

Из чего оставалось сделать вывод: подобные расправы

здесь практикуются часто.Итаким образом администрация

тюрьмы убирает неугодных, политических, «заказных» или

слишком опасных арестантов. Впоследствии ни один

волхв_дознаватель вины охраны не отыщет и обвинения не

предъявит. Ну посадили нечаянно арестанта в общую каме_

ру. Ну не поделил он там что_то с себе подобными злодея_

ми. Ну подрался с уголовниками. А мы_то при чем?

Василий стоял прислонившись спиной к двери, весь об_

ратившись в слух. Как ни отгонял от себя тревожные мыс_

ли, очень волновался за смерченя. Пусть Секатор долгожи_

вущее существо, опытное, пройдошное, но мизер имею_

щейся энергии не позволял ему действовать продолжитель_

ное время, интенсивно, в автономном режиме. Домовой

мог выложиться полностью и сейчас валяться обессилен_

ным сгустком плоти среди окровавленных трупов. Не ум_

рет, наверное, но вот как его отыскать?

Стараясь не шуршать, Грин осторожно ощупывал свою

одежду. Два коротких штыря, видимо заточки из ложек, по_

пались сразу. Обломок тонкой спицы в районе печени заме_

тил чуть позже. А вот нечто острое, царапающее кожу на ле_

вой лопатке, так и не смог идентифицировать. Снаружи ни_

чего не торчало, а чтобы осмотреть изнутри, следовало

снять куртку.

«Ладно, потерплю... — решил он после бесплодных по_

пыток прощупать спину.—Главное, что особенности одеж_

ды меня спасли от ран. Пока... Но кто же все_таки погасил

свет? И почему ничем себя больше не проявляет?»

Видимо, тот же вопрос волновал и уголовников. Тех, кто

остался живым и не покалеченным.

13

— Эй, в коридоре!—вдруг заговорил узнаваемый по глу_

бокому басу Куча. — Зажигайте факелы, у нас мир, тишь да

покой... Эй! Чего ждете?

Удивительно, как это он, со своим объемом, не постра_

дал в общей свалке? Небось умнее всех оказался, быстро от_

скочил в сторону, пусть и затоптав при этом нескольких со_

камерников. А еще утверждают, что подобные «шкафы» со_

всем безмозглые. Подобные «утверждатели» отыскались и в

данной камере.

— Кому это ты, Куча? — раздался чей_то ехидный голос

под нервные смешки особо безбашенных. — Надеешься,

что тебя услышат? А главное — послушаются?

— Но ведь кто_то же устроил темноту! — настаивал здо_

ровяк.—Эй! Дайте свет, в конце концов! У нас здесь несча_

стный случай, есть пострадавшие, им надо оказать помощь!

Ина полминуты повисла странная тишина. Даже тяжело

раненный перестал страдать. Да и сам рыцарь был готов

подтвердить, что за дверью в коридоре никого нет.

Вспыхнули факелы. Словно они и не гасли, а были до

того прикрыты плотным, непроницаемым покрывалом.

Даже теней возле них не удалось рассмотреть. Чудеса, да и

только!

Тем более удивительным оказалось то, что через окошки

внутрь данной клоаки снова стали проникать лучи света.

Ини шороха сверху не послышалось, ни скрипа. Только что

стояла непроглядная темень, и вдруг раз — полное, чуть ли

не комфортное освещение.

А в тюремном коридоре — все та же звенящая тишина.

Глава вторая

ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

Начальник тюрьмы Олеж Бутурлин считал свою ны_

нешнюю работу синекурой. Этаким подарком монаршего

двора заслуженному ветерану. Потому что в свои шестьде_

сят пять лет ничего больше толком не умел и не мог, как

строить, отчитывать да наказывать подчиненных за неоп_

рятный вид.

14

Конечно, мечом бывший боевой воевода, рыцарь, ви_

тязь и ведьмак еще несколько раз махнуть мог, но именно

что «несколько», если не вообще два раза. Да и свои ведов_

ские способности мог «засветить», вводя обычного челове_

ка в ступор или насылая на него кратковременную слепоту.

Но после демонстрации своих потайных сил дольше чем

полминуты его самого следовало уносить или поднимать с

пола. Потому_то от него лишь и требовалось, что поддержи_

вать общую дисциплину во вверенном ему казенном доме.

То есть надувать щеки, кричать в праведном гневе и блис_

тать в парадном мундире. Всеми остальными делами в его

тюрьме заведовали доверенные погляды.

Ну и понятно, что на долю начальника тюрьмы выпада_

ло бремя встречать высоких, важных или прославленных

гостей_посетителей и вести с ними беседы. Гости бывали

здесь разные. Кто_то желал увидеть родственников, кто_то

пришел ходатайствовать о щадящем режиме для знако_

мых, кто_то — позлорадствовать над своими врагами, а

кое_кто пытался спешно выдернуть из застенков невинно

осужденных или арестованных по ошибке. Причем по_

следние просители прибывали с бумагами об освобожде_

нии своих протеже. В ином случае с ними даже разговари_

вать не хотели.

Сегодняшний случай стоял особняком. Не успевший

толком поздороваться гость потребовал у начальника тюрь_

мы доставить арестованного прямо в кабинет, где и будет

проводиться допрос. Причем ни разрешения на допрос, ни

предписаний о полномочиях представлено не было. А было

просто сказано ворчливым тоном:

— Распорядись, чтобы помещенного сегодня в одиноч_

ную камеру Грина Шестопера немедленно привели сюда!

Хозяин кабинета горестно скривился, пытаясь лихора_

дочно сообразить: как же ему поступить? Ибо отказать

явившемуся к нему великому светлому волхву града Вищин,

знаменитому Гонте, он не мог по нескольким причинам.

Первая: в далеком прошлом этот старик (уже тогда будучи

таким же старым) являлся его учителем и наставником в ве_

дических науках. Благодаря ему Олеж Бутурлин достиг вы_

сокого ранга ведьмака, или воина_волхва.

15

Вторая причина: начальник тюрьмы был женат на пле_

мяннице Гонты. А та, в свою очередь, стояла в его личной

табели о рангах чуточку выше самого короля Хорфагера и

страшно любила своего вредного дядечку. Если бы она уз_

нала, что супруг в чем_то не угодил великому волхву, по_

следствия ее санкций стали бы для начальника тюрьмы ка_

тастрофическими.

Третья причина: правилами не возбраняется вести по_

добный допрос, если в сопроводительных бумагах не было

пометки «Строжайшая изоляция!».

Ну и четвертая: Олеж Бутурлин слишком уважал и поба_

ивался своего учителя, чтобы отказать ему в такой мелочи.

Но марку следовало выдержать, солидности себе приба_

вить и буквы закона придерживаться. Поэтому начальник

тюрьмы вначале вызвал погляда, ведающего учетом и доку_

ментами, приказав ему принести сопроводительные бума_

ги. Затем потребовал от служки травяного взвара для себя и

гостя да вкупе с пирогами, и только после этого попытался

осторожно предупредить:

— Если нет запрещающей отметки, допрашивай своего

рыцаря сколько угодно. Хоть... хоть... целый час!

Старик уставился на него в недоумении:

— Слушай, Олеж, ты ведь отличным парнем еще недавно

был. И когда только успел таким отъявленным... бюрокра_

том стать?

— А по_другому никак! Иначе самого в камеру поса_

дят, — скорбно развел руками Бутурлин. — И с чего это

вдруг у тебя такой интерес к какому_то простому рыцарю,

что ты ради него в столицу прибыл?

— Вот с ним и прибыл, помогая сопровождать диплома_

тическую миссию русского князя Берлюты. Ибо он сейчас

не только мой ученик, но и особенный пациент, за здоровь_

ем которого мне надо следить ежедневно. Только вот в сто_

личных ведомствах недоразумение случилось, или напрас_

лину на парня возвели. Арестовали прямо на тракте да сюда

к тебе отправили. Кого надо я по прибытии на ноги поднял,

и баннерет Молнар по своим каналам действовать стал, но

хотелось бы здесь выяснить, кто конкретно отдал приказ об

аресте и почему этим занялась личная гвардия короля.

16

— О_о_о... вопрос_то серьезный, — погрустнел началь_

ник тюрьмы. И когда несколько листов бумаги оказалось

перед ним, вначале отпустил подчиненного и только потом

приступил к чтению.—Интересно... Вменяется этомуШес_

топеру ни много ни мало государственная измена и под_

стрекательство к уничтожению существующего монаршего

дома. Хм! Явный маразм или поклеп... Смотрим, откуда вы_

шел приказ... Ну, этого и следовало ожидать: ведомство

Тайного Погляда. Подпись главного маршала... Приписка

его заместителя: «Полная изоляция! Особо опасен!»

Волхв Гонта выдохнул с облегчением:

— Слава Роду! Одиночная камера для начавшихся разби_

рательств лучше всего. Давай его немедленно сюда! Погово_

рим с парнем, успокоим его, пирогами накормим.

Олеж Бутурлин продолжал читать бумаги, словно не

слышал распоряжения:

— ...Рекомендуется сутки продержать арестованного то_

лько на одной воде... Ну это у нас и так практикуется... Так

что пирогов ему не видать как своих ушей... Ты уж извини...

Мм... Что тут еще?.. Ага! Вот второй листок, с изменением

формулировки содержания: «На время предварительных

разбирательств — содержание в общей камере. Кормежка

по общему пайку».

Гость уже стоял на ногах, нависая над плечом хозяина

кабинета и с волнением читая лежащие перед тем бумаги.

— И какая собака это подписала?! Аргин?.. Кто такой?

— Демис Аргин. Воевода, заместитель главного марша_

ла,—не чинясь, давал пояснения Олеж.—Только два меся_

ца как работает в ведомстве. То ли из бриттов, то ли из гре_

ков.

— Да с ним потом разберемся! — Старик переживал все

больше.—Ты давай быстрей рыцаря сюда прикажи привес_

ти. Насколько я помню, наибольшая смертность как раз в

общей камере?

— Ну так... уголовники! Отбросы общества...

— Не юродствуй! Вызывай конвоиров! — Казалось, еще

миг, и озлобленный, раздраженный волхв применит к быв_

шему ученику что_нибудь из арсенала своего магического

оружия.

17

И тот решил не спорить. Лишь проворчал, звоня в коло_

кольчик:

— Ладно, при такой форме содержания ты имеешь право

для допроса... — Тут служка доставил отвар и пироги, и ему

последовало дополнительное распоряжение: — Еще одну

кружку принеси! — Дальше получил приказ вошедший де_

сятник конвоя: — Немедленно доставить сюда Грина Шес_

топера. Он в одной из общих камер. Выполнять!

Десятник грохнул кольчужной рукавицей по нагрудной

пластине и поспешил за арестантом. А волхв пробежал гла_

зами сопроводительные бумаги и, все еще кипя негодова_

нием, стал усаживаться в гостевом кресле.

— Странные формулировки: вначале—в одиночную ка_

меру, затем — в общую. Тебя это не смущает?

— Да я в подобные тонкости вообще никогда не вни_

каю, — обиделся главный тюремщик. — За это отвечают

мои погляды и замы.

— Ну да, ну да... А если вдруг заключенные бунтовать

начнут? Или в массовой драке друг друга изведут? Или по_

бег устроят? На кого тогда все шишки посыплются?

— Тоже не на меня! Я тут для красоты и солидности.

— Ой ли? — не отступался старик. — Почему тогда так

тщательно в бумаги вчитываешься, прежде чем мою просте_

нькую просьбу выполнить? Следовательно, понимаешь,

что чрезвычайное происшествие тебя с этой должности

пинком под зад выкинет. В лучшем случае...

Олеж Бутурлин криво улыбнулся:

— Не знаю, чем тебе этот рыцарь близок, но из тюрьмы

чуть не каждый день покойника выносят. Так что ничего в

этом чрезвычайного нет. Другой вопрос, если сразу пяток

арестантов помрет, тогда уж точно поглядам не поздоровит_

ся.

— Да?.. А представь такой вариант, что меня сюда по

ошибке упрятали да в общую камеру засадили. Что случит_

ся?

— Хе_хе! — развеселился начальник тюрьмы. — Да ты

тогда всех уголовников передушишь! Или сумасшедшими

их сделаешь...

18

Сказал и на полуслове осекся. Нахмурился, озадаченно

поглаживая появившуюся на макушке лысину:

— Ты это к чему?.. На что намекаешь?.. Что этот Шесто_

пер твоими силенками обладает?..

— Эка ты задрал планку! — хихикнул старик. — В таком

случае от твоего места работы камня на камне не осталось

бы. Тут другое... Этот парень и сам по себе не промах, и оде_

жонка на нем для элитных власнечей. Ну и вдобавок при

нем имеется боевой опытный... смерчень.

Ветеран сразу понял и хорошо себе представил возмож_

ные последствия. Поэтому вскочил на ноги и ухватился за

колокольчик, пытаясь сообразить, что лучше сделать: зво_

нить или немедленно мчаться в злополучную общую каме_

ру.

— Как же так?.. Почему никто не предупредил?.. И что я

теперь...

— Теперь уже сиди и жди! В любом случае конвоиры ра_

ньше нас с тобою справятся. А если они не успели, то и нам

метаться поздно. Про наличие домового у рыцаря я никому

не рассказывал, все лишний шанс будет у парня выжить в

любой обстановке. И тебе настоятельно советую об этом

помалкивать.

— Ну... если настоятельно... — протянул боевой воевода

и медленно уселся обратно.

Начальника тюрьмы в самом деле подобные тонкости не

касались. Так что если разразится некий скандал, в любом

случае ветеран останется чист и безупречен. Вся вина за

ошибочный арест, неполный сопроводительный лист и за

то, что при аресте рыцаря не обыскали как положено, ляжет

на ведомство Тайного Погляда. Хотя и здешним тюремщи_

кам на орехи достанется.

Но высказать все это вслух он не успел. В кабинет вва_

лился раскрасневшийся и запыхавшийся десятник конвоя:

— Господин воевода! Беда! Нет, две беды!..

— Конкретно! — рявкнул начальник воистину коман_

дным голосом.

— В третьей общей камере произошла драка. Из тридца_

ти шести заключенных погибли семнадцать, еще четверо в

тяжелом состоянии.

19

— Причина драки? — уже на ходу спрашивал начальник

тюрьмы, решивший как можно быстрее осмотреть место

событий. Власнеч Гонта бойко двигался следом, а десятник

семенил впереди, боком, и частил:

— Пока толком не ясно. По первым словам я понял, что

старожилы схватились не только с новеньким, но и между

собой. Потому что убиты два самых маститых уркагана:

Черный и Одноглаз. Побоище было страшное. К тому же

непосредственно перед дракой в коридоре кто_то погасил

факелы, а со двора напрочь закрыли свет из окон. Наши до_

знаватели уже пытаются выяснить, кто это сделал, но про_

сматривается явный сговор с личным составом тюрьмы...

— А что с Шестопером? — не удержался от вопроса

волхв. — Он жив?

— Более чем! — Десятник со страхом оглянулся на крас_

ного от злости начальника и выпалил, словно прыгнул в

прорубь: — Рыцарь Грин Шестопер вместе с заключенным

по кличке Куча совершил побег.

— Что?! — взревел Олеж, хватаясь за перила ведущей на

нижние этажи лестницы. — Как?! Кто допустил?!

— Не могу знать! Только успел заметить обвалившуюся

торцевую стену в одной из пустовавших камер.Исрезанные

прутья решетки общей камеры. Благодаря обвалу, как я по_

нял, сбежало только двое, остальные не успели. Куда ведет

открывшийся ход, сейчас выясняют. Наружная охрана тю_

рьмы ведет поиск и преследование. Объявлена тревога по

всему столичному гарнизону. Перекрываются все ворота в

столице и выставляются рогатки между городскими райо_

нами. Они не уйдут. Тем более что Куча очень заметен изда_

лека по причине гигантского роста.

— Ага! Как же!.. Из тюрьмы они тоже не могли уйти! —

злился начальник, на ходу апеллируя к своему учителю. —

Ну не мог ты на час раньше явиться?! И придержать своего

буйного рыцаря за узду!

— Так час назад его еще тут не было, — резонно напом_

нил власнеч. — И что это за тюрьма такая, откуда побег

устраивается в течение получаса?

— Эх! Не трави душу!.. В сторону!—Бутурлин словно та_

ран вломился в гущу своих подчиненных, которые заполни_

ли коридор.

20

Здесь были люди из вспомогательного состава: знахари,

санитары, свободные от наряда конвоиры. Кто волок но_

силки, кто оказывал помощь пострадавшим, кто разводил

уцелевших в драке уголовников по иным камерам.

Еще пятеро в узкой двухместной камере помогали раз_

гребать завал из колотых, неправильной формы камней.

А в черной дыре хода мелькали отблески факелов. Именно в

дыру и ткнул рукой находившийся возле нее погляд, докла_

дывая:

— Господин воевода! В погоню отправился особый деся_

ток кудесников. Они отыщут беглецов, обязательно оты_

щут!

Словно возражая ему, в дыре показалось расстроенное

лицо кудесника, одного из воинов с особым магическим по_

тенциалом. Да и словами он не порадовал свое начальство:

— После второго поворота ход перекрыт завалом наглу_

хо. Наши начали разборку, но требуются еще люди и кре_

пежная оснастка.

Начальник тюрьмы совсем скис. А отойдя в сторонку,

пожаловался своему учителю:

— Все! Я свое отработал...Иэто третья беда. А от четвер_

той ты меня спасти должен. Поговоришь со своей племян_

ницей? Иначе она меня за седмицу в могилу сведет.

Глава третья

А «ТРУДОВЫЕ РЕЗЕРВЫ» БЕГУТ?

«Еще как бегут! — восклицал мысленно Василий Райка_

лин, отвечая на вспомнившийся применительно к ситуа_

ции вопрос из знаменитой кинокомедии. — Так бегут, что

впору напевать слова из популярной песни «Нас не дого_

нят!..».

Ну и мысленно продолжал поражаться как самому факту

свершившегося побега, так и весьма удачному проистече_

нию удивительного события. Их пока не только не пойма_

ли, но даже не преследовали. Мало того, никаких особых

усилий рыцарю для побега прикладывать не приходилось.

Даже соображалку включать и то не было смысла.

21

Только и делай, что беги, подсвечивая себе факелом,

пробирайся, ползи следом за Кучей да прислушивайся к его

отрывистым советам, похожим на команды. А ужгде проти_

скивал свое гигантское тело недавний сокамерник, там без

труда проникал и сам Грин Шестопер. Кстати, Куча пора_

зил еще и своей экстрасенсорной способностью видеть в

полной темноте.Иотблески факела за спиной ему нисколь_

ко не мешали.Исам факт, что такой молодой мужчина, ко_

торому на вид не больше двадцати пяти, творил подобные

чудеса, требовал осторожного к нему отношения. Но пока

было не до вопросов и выяснений, кто есть кто.

Оба нечаянных товарища бегали по катакомбам уже пол_

тора часа, но проводник не собирался делать даже короткую

остановку. Объяснил:

— Надо выйти как можно скорей за периметр городских

стен. Тогда уже точно нас никто не перехватит.

В дальнейшем его голос звучал лишь по делу. Словно

кто_то мог их услышать в этих затхлых, не посещаемых даже

крысами переходах. Так что Грин имел отличную возмож_

ность не только подумать о перипетиях своей судьбы, но и

пообщаться с Боджи Секатором, который постепенно при_

ходил в себя после максимального для него расхода сил.

И начал телепатический разговор с того, что вполне резон_

но спросил у магического создания:

«С какой стати мы вообще сорвались в бега? Ведь прои_

зошла явная ошибка, меня система правосудия с кем_то

спутала, и вскоре все это выяснится. Тем более после слу_

чившегося в камере побоища. Мало того, Гонта волну по_

дымет, баннерет Молнар скандалить сразу начнет, русские

за меня вступятся обязательно. А так получается, что мы

сбежали по причине наличия особой, страшной вины на

нашей совести...»

«Не мы, а ты сбежал,—поправил смерчень своего доми_

нанта. — И причины у тебя для этого были уважительные и

многочисленные. Тебя целенаправленно хотели убить еще

до начала следствия. И это бесспорно. Ну и, в конце кон_

цов, ты всегда можешь заявить, что испугался, растерялся и

попросту пристроился в хвост убегающему человеку».

22

«Ага, все из того же фильма,—мысленно рассмеялся Ва_

силий. — Все бежали, и я побежал!»

«Что такое фильм?»—тут же последовал вопрос от домо_

вого.

На объяснение сути и преимуществ движущихся карти_

нок ушло минут десять. Смерчень, проживший сто лет с

хвостиком, сумел удивить человека в ответ:

«Слышал я о таком искусстве, «видошный сказ_боян»

называется. Никто из моих семи власнечей, прежних доми_

нантов, подобного творить не умел, да и твой знакомый

Гонта до такого умения не дорос, но раньше таких волхвов

хватало. Да и сейчас, поговаривают, есть. Такой умелец со_

бирает в большом помещении до ста человек, вводит их в

легкий дремотный транс, а потом всем одновременно пока_

зывает сказ_боян, который может длиться до трех часов...»

Объяснения продолжались, а пораженный рыцарь ста_

рался изо всех сил не отстать от своего нового товарища.

Ктому времени проходы стали шире, и Куча уже бежал бод_

рой трусцой. Явно мог бы быстрее передвигаться, но тогда

факел в руках у Грина мог погаснуть.

Но сам факт колдовского кино будоражил воображение.

По утверждениям Боджи получалось, что волхвы_видош_

ники умели показывать целые истории, пережитые конк_

ретными личностями. Причем виденное ими не претерпе_

вало изменений, но могло быть разделено на фрагменты, а

затем скомпоновано в виде художественного ряда осново_

полагающих и наиболее важных моментов. Этакий правди_

вый художественный фильм получался, созданный на

основе истинной памяти, переходящей каждому человеку

от его предков.

И чем больше была сила волхва_видошника, тем более

ценные кадры древней истории он мог откопать в памяти

добровольного реципиента. Вплоть до момента начала сла_

вянского летосчисления, Сотворения мира в год Звездного

Храма. А то и до него. Лишь бы реципиент имел прямых

предков, живших именно в то время и в нужном (важном

для истории) месте.

Понятно, почему подобных талантов в нынешние вре_

мена стало невероятно мало. Вполне возможно, что они

23

тщательно скрывают свои умения, в том числе и от сильных

мира сего. Потому что этакими просмотрами все, что угод_

но, подглядеть можно: предательство, обман, мздоимство и

прочие неблаговидные поступки, которые никогда не кра_

сили личностей, стремящихся к власти. Но, увы, были им

всегда присущи.

«Ух как здорово!—восхищался Василий.—Ипочему ты

мне раньше об этом не рассказывал?»

«Чтобы все рассказать, что я видел и знаю, твоей жизни

не хватит!—хвастался смерчень.—Да и зачем оно тебе? Что

тебе дали эти знания?»

«Интересно ведь! Увидеть древнюю историю, убедиться

в рождении Христа, полюбоваться на строительство древ_

них пирамид, послушать изречения древних философов

Диогена, Сократа, Аристотеля...»

«Не о том ты сейчас думаешь! — с некоторой досадой

оборвал смерчень мечтания доминанта. — Во_первых, фа_

кел смени, он вот_вот погаснет. Во_вторых, бдительности

не теряй. Твой проводник мне до сих пор не внушает особо_

го доверия. Всего в нем «слишком»: большой, загадочный,

умелый, опытный, уверенный и хитрый. А в том, что он си_

льный власнеч, я уже не сомневаюсь. Причем со всеми

свойствами черного колдуна, как мой последний доминант,

которого мы вместе с тобой убили...»

Грин поменял прогоревший факел на запасной, которые

они дальновидно захватили с собой чуть ли не в начале тай_

ного хода, и с уместным энтузиазмом перешел на новую

тему:

«Никак не может быть Куча сильным власнечем, слиш_

ком молод».

«Ха! Ты вспомни свою ведьму возлюбленную, Заресла_

ву, — не постеснялся Боджи коснуться святого. — Кажется

юной, но я не удивлюсь, если ей уже давно за полсотни лет.

Ине фыркай! Поверь моему опыту: этому Куче скорей всего

больше сорока».

«Откуда такие выводы?»

«Простая арифметика, — пустился в объяснения домо_

вой. — Этот шкаф прекрасно умеет видеть в темноте. Если

это дано человеку с уникальной силой, то не ранее тридцати

24

лет. Ну ладно, может, он уникум, научился это делать на пя_

ток лет раньше. Но вот создавать пятна тьмы черные влас_

нечи учатся в сорок пять—пятьдесят лет. А светлые волхвы

такому учатся лишь к семидесяти годам. Вот и получает_

ся...»

«Что за пятна такие?»

«А кто и чем, по_твоему, прикрыл свет факелов во время

побоища с уголовниками и наглухо занавесил окошки под

сводом? Мне рассмотреть пятна не удалось, из крови пы_

тался выплыть, но иного и быть не могло.Нив коридоре, ни

у окон никого не было».

«Хм! Получается, что моя условная фраза «Гасите свет!»

была воспринята Кучей в свой адрес?»

«Именно! Поэтому меня очень смущает и главная суть

творящегося действа,—продолжал рассуждать смерчень.—

С какой это стати такой сильный черный власнеч тебе по_

могает?..»

«Ну... может, он проявил ко мне максимально возмож_

ное участие... И сочувствие... И решил вступиться за спра_

ведливость?..»

«Ага! И ради совершенно незнакомого ему человека по_

шел на раскрытие собственного инкогнито, воспользовался

уникальными колдовскими перстнями, засветил подзем_

ный ход вместе со сложным лазом и раскрыл потайные пе_

реходы непосредственно в катакомбы. Да ты себе представ_

ляешь, какие для подобного побега нужны грандиозные

приготовления? Да не для каждого сверженного короля его

сторонники такое устраивают! Здесь уровень как минимум

вселенского императора!»

Василий чуточку растерялся:

«Суть твоих намеков я понял: меня приняли за кого_то

другого. И когда выяснится ошибка, мой проводник враз

растеряет свое дружелюбие и желание помогать. А то и во_

обще его отношение ко мне станет полярно противополож_

ным. Так что теперь делать? Может, мне чуточку приотстать

и свернуть незаметно в любой из этих проходов?..»

«Не с твоими умениями! — не скрывал своего сарказма

Боджи Секатор. — И я тебе ничем физически помочь не

смогу, силы еще после резни уголовников не восстанови_

25

лись. Да и смог бы — не факт, что с таким соперником

справлюсь. Только и получится, что посоветовать: старайся

меньше говорить и больше спрашивать. Темни! Ссылайся

на чужие тайны и личные обеты. Ври что хочешь, но поста_

райся наглухо укрыться толстым одеялом таинственности.

Ну а дальше мы уже посмотрим, что делать и как быть...»

Рыцарю ничего не оставалось, как согласиться с домо_

вым и принять все его советы к действию. Средства, знания

и ресурсы на побег задействованы невероятно огромные, и,

когда Куча поймет, что спас постороннего, «не того», реак_

ция его может быть непредсказуемой.

Разве что единственный вариант устраивал обе стороны:

находящийся в тюрьме под видом уголовника власнеч и сам

собирался в бега с минуты на минуту. И с этим намерением

совпало появление в камере отданного на расправу рыцаря.

Вполне возможно, что Куча с помощью взятого за компа_

нию «хвоста» желает частично отвести от себя погоню, да и

всю затею свалить на него.

Друзья вспомнили еще одну немаловажную деталь: рос_

сказни Шестопера о сокровищах князя Балоша. Ведь обла_

дая способностью отличать ложь от правды, власнеч или

волхв высшего уровня мог сильно заинтересоваться воз_

можностью быстро и сказочно обогатиться. Вот потому и

захватил за собой в побег обладателя интригующей тайны.

«Этот момент прояснится во время первой же останов_

ки, — рассуждал путешествующий на теле своего доминан_

та смерчень, не тратящий свои мизерные силенки. — Или

там, куда он так торопится... Если сразу раскроет свой инте_

рес к сокровищам — все становится намного проще и спо_

койнее... А вот дальность нашего забега меня удивляет все

больше и больше. По моим расчетам, мы уже и стен город_

ских не увидим, если выберемся на поверхность...»

В самом деле, Слуцк, при всей скученности многочис_

ленных домов в нем и запутанности улиц, огромного про_

странства не занимал. И пора бы уже выбраться на свет бо_

жий.

Словно прочувствовав нарастающую обеспокоенность

за спиной, Куча обернулся и выдохнул в два приема:

— Немного осталось... Только речку переплыть...

26

И за первым же поворотом в лицо дохнуло повышенной

влагой, а слух уловил утробное ворчание водного потока.

Оказалось, что река подводная и само форсирование такой

преграды сопряжено с особым риском. В свете факела чер_

ная масса бурлила впереди, оставляя под сводом тоннеля

свободное пространство не более тридцати сантиметров.

— Тут вниз вначале ступеньки,—пустился в объяснения

детинушка, сойдя в воду по колено и присев.—Затем десять

метров пересечения. Когда_то по поперечному тоннелю

протекал небольшой ручеек. Только и следовало перешаг_

нуть. Сейчас же самое опасное—это окунуться в воду более

чем на полметра. Сразу затянет течением вниз, и поминай

как звали.

— Так как же мы там проплывем?—недоумевал Грин.—

Может, иной путь поищем?

— Другого пути нет, да и не пошастаешь здесь особо.

Можем на стаю одичавших псов нарваться. Огромные,

опасные и бешеные твари. Хуже африканских крокодилов.

А перебраться на ту сторону просто, если знаешь неболь_

шой секрет. В своде проделаны дырки для пальцев рук. Хва_

таясь за них, придерживаешь свое тело как можно выше к

поверхности воды. А ногами упираешься по верхнему углу

стенки и свода. Словно боком идешь. Главное—не торопи_

ться и не паниковать. Посмотришь, как это делаю я, броса_

ешь факел — и вперед!

— А на той стороне?..

— Ха! На той стороне свобода, свет и настоящий празд_

ник!—радостно заверил Куча, смело окунаясь в воду цели_

ком. — Ух! Бодрит! Твою едрит...

Если наблюдать за его действиями, все в самом деле ка_

залось просто. Лег на воду, всплыл пузом кверху и, ловко

перебирая пальцами по дыркам в своде, стал боком пересе_

кать бурлящее чернильное пространство.

Тогда как Боджи пустился в рассуждения:

«Конечно, если мы сейчас двинемся в ином направле_

нии, выход на поверхность мы наверняка отыщем. Со мной

не пропадешь. Но вот...»

Донесшийся из тоннеля за спиной вой они услышали од_

27

новременно. И рыцарь продолжил мысленную фразу това_

рища в несколько ином ключе:

«Но у нас не остается иного выбора, как перебраться че_

рез поток! Потому что собаки тут и в самом деле есть, наш

проводник не соврал. Может, мы с ними и справимся...»

«Но лучше не рисковать! — согласился смерчень. — То_

лько ты факел не просто бросай и не гаси, а постарайся в

стену воткнуть. Хоть полюбуемся издалека на здешних

псин».

Между блоками нашлась подходящая выемка, похоже

специально для факела и оставленная строителями.Ивско_

ре Василий, вздрагивая от довольно прохладной воды, уже

продвигался по верхней кромке бурлящего потока. Вода во_

круг шумела, скрадывая другие звуки, и не сразу удалось

расслышать крики Кучи, который скорее всего уже пере_

брался на другой берег.

Пришлось замереть и прислушаться.

— Камни... Промоина... Ноги!.. Осторожно! — кричал

проводник. Из чего стало понятно: поток размыл нечто в

структуре стен, надо быть начеку.

Итут же с другой стороны послышались совсем близкий

вой и злобное рычание. Оглянувшись на место, где остался

факел, Василий судорожно ухватился пальцами за свод.

В тоннеле толпились и бесновались пять огромных собак.

Райкалину еще не доводилось видеть таких в этом мире.

Размером с ньюфаундленда, но с бульдожьей мордой и

практически без шерсти. Точнее, она торчала странными

клоками, словно выпала от нехватки витаминов.

— Тьфу на вас, какие гадостные! — проворчал Грин, ра_

дуясь, что успел убраться с опасного места.—Нет чтобы на

солнышке жить, так они в катакомбах обосновались. И как

только пламя факела их не слепит?..

И, хватаясь за новые дырки в своде, двинулся дальше.

«В самом деле странные твари,—поддержал его рассуж_

дения Боджи.—Не могло их зрение так быстро адаптирова_

ться к свету. Да и вообще, таких собак впервые вижу... Хо_

рошо хоть они не плавают...»

Исловно сглазил! Буйствующие в злобе псины вроде как

нечаянно столкнули одну из своей компании в воду.Ита не

28

стала выбираться обратно, а поплыла в сторону человека!

А за ней и вторая прыгнула в воду!

— Э, э! Мы так не договаривались! — запаниковал ры_

царь, стараясь ускориться.

Он преодолел примерно половину пути. Течение, доволь_

но мощное, одновременно толкало в плечи и тянуло вниз.

Если бы он погрузился чуть глубже, поток сразу бы засосал

его.

И вдруг нога, упирающаяся в стенку тоннеля, провали_

лась в пустоту. Тот самый камень, который вымыло потоком!

И в данном месте подсос снизу стал самым максимальным

по силе. Пришлось подтягиваться чуть ли не к самому потол_

ку. А ведь одежда изрядно намокла и тоже тащила вниз!

И собаки! Рычащие псины уже находились в полутора

метрах!

«Боджи! Может, ты их пугнешь?!»

«Чем?! — возмутился домовой. — Лаять я не умею! Пла_

ваю плохо! — Но совет все_таки дал: — Попробуй им в хари

водой плеснуть!»

Ничего другого не оставалось, и хорошо, что ноги опять

ощутили опору. Самый опасный участок был пройден. Так

что рука оказалась относительно свободна, и плеснуть уда_

лось хорошенько. Ближайшая псина недовольно рыкнула,

захрипела и скрылась под водой. Вторая вроде как паничес_

ки взвизгнула, и похоже, что нырнула сама. А ведь внизу те_

чение вообще стремительное!

И ни одна из тварей больше не вынырнула! Ну и радова_

ло, что оставшиеся на берегу даже не думали лезть в воду.

Видимо, не любили холодного купания.

«Пронесло!» — подумал с облегчением Василий, нащу_

пывая левой рукой очередные отверстия в своде.

И тут что_то ткнулось ему в бок, а потом довольно силь_

но потянуло вниз за куртку. Представлять, что в этом пото_

ке охотятся гигантские рыбины, не хотелось, и логика под_

сказывала, что это одна из псин как_то добралась до челове_

ка и ухватилась зубами. Скорее всего она вот_вот захлебнет_

ся, умрет, но челюсти свои бульдожьи так и не разомкнет.

«Комиссару водолаза в тыл! — мысленно вопил Райка_

лин, уповая на помощь домового.—Харю! Харю ей отрезай!

Иначе у меня сейчас пальцы оторвутся!..»

29

Тактильный контакт с Секатором пропал, и, что он со_

бирается делать, смещаясь к неожиданной помехе, было не_

понятно. Зато не прошло и нескольких секунд, как непо_

мерная тяжесть снизу пропала, и рыцарь, ловко перебирая

руками по своду, все_таки выбрался в безопасное место.

Там уже царила непроглядная темень, но ориентировал_

ся он на голос проводника:

— Сюда! Еще полметра!.. Протягивай руку!..

Затем мощный рывок, и вот уже Грин Шестопер стоит

ногами на ступеньках по пояс в воде и лихорадочно ощупы_

вает спину и низ куртки.

— Чего так долго?—Судя по голосу, Куча сильно волно_

вался. По причине изгиба тоннеля он не мог просматривать

даже середину потока.

— Да там собаки...—пустился в объяснения Василий.—

За мной плыли... Плеснул на них, но все равно одна ухвати_

лась за куртку...

— Вот же твари! — сопереживал новый товарищ. — Уку_

сила?

— Да я_то цел...

А вот солидный кусок куртки снизу на спине словно но_

жом срезало. Но хуже всего, что Боджи пропал! Оставалась

надежда, что он держится за иную часть одежды, вплоть до

того, что спрятался в одном из многочисленных карманов,

но... Сколько себя рыцарь ни ощупывал, сколько мысленно

ни звал, так своего боевого товарища и не нашел.

«Снесло водой! — Разум отказывался воспринимать

скорбный вывод. — Вместе с куском ткани и собакой со_

рвался. Он ведь плохо плавает! И что теперь делать? Где его

искать?..»

— Что_то потерял? — волновался власнеч.

Вспомнив, кто он и что предстоят разбирательства по

выяснению личности, Василий решил не говорить об утере

домового. Но и врать вроде как не следовало, тем более та_

кому загадочному колдуну.

— Ну да... Был у меня этот... секатор, так я им полу курт_

ки отрезал и вроде в карман сунул... А вот нет нигде...

— Ерунда какая! — фыркнул Куча. — Выбирайся быст_

30

рей! Совсем скоро уже будем на месте. И теперь нас здесь

никакая собака не отыщет! Давай_давай!

В самом деле, нырять в поток в поисках Боджи было бы

несомненным безумством. Да и, судя по его же рассказам,

погибнуть он в воде все_таки не должен. Только вот наско_

лько далеко и куда именно его занесет?Исможет ли он впо_

следствии отыскать своего доминанта? Да и захочет ли ис_

кать?

Вопросы без ответов. Тяжко вздохнув и ухватившись за

руку своего проводника, Грин Шестопер двинулся в кро_

мешную тьму.__


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Back to top