Sidebar

Хорошо ли быть белой ведьмой? А получить приглашение на отбор невест для повелителя самой загадочной расы в мире? По личному опыту могу сказать — не очень, потому что белых ведьм у нас мало, а союз с могущественным нелюдем представляет для избранницы серьезную угрозу. Одно хорошо — на роль невесты я не подошла. А вот должность судьи повелитель мне все-таки навязал…

 

Лисина А.
Любовь не выбирают: Роман / Рис. на переплете В.Успенской — М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2018. — 282 с.:ил. — (Романтическая фантастика).
7Бц Формат 84х108/32 Тираж 3 000 экз. 
ISBN 978-5-9922-2642-3

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ГЛАВА 1

Тронный зал меня, мягко говоря, поразил.

Волею случая мне уже доводилось бывать в домах бога-

чей и любоваться изысканными интерьерами, но о том, что в

гигантской пещере возможно сотворить нечто подобное,

я прежде не подозревала.

Размеры тронного зала потрясали — стоя на пороге, я с

трудом могла различить противоположную стену. На пото-

лок вообще страшно было смотреть — настолько он казался

далеким! Высоченные каменные своды терялись во тьме.

Такая же жутковатая тьма клубилась и по углам, и возле

украшенных причудливыми символами опорных колонн.

Но особенно много ее скопилось у дальней стены, там, где

на приличном возвышении виднелся белоснежный трон по-

велителя.

А еще мне на мгновение почудилось, что коварная тьма

таится даже внизу, подо мной. Вернее, под ажурными, неве-

роятно сложными и воистину мастерски выполненными

каменными кружевами, которые по какому-то недоразуме-

нию заменяли здесь пол.

Осторожно ступив на это произведение искусства, я сно-

ва поразилась: кружева казались столь тонкими и изящны-

ми, что их жаль было топтать грязными башмаками. Каза-

лось, наступи чуть посильнее, и они рассыплются в прах.Но

нет — мой провожатый чувствовал себя здесь вполне уве-

ренно, и, что самое главное, под его весом ни один камешек

так и не треснул.

А потом я присмотрелась внимательнее и успокоилась—

пол в тронном зале оказался двойным. Верхний, похожий

8

на кружевную салфетку, пестрел множеством сквозных от-

верстий, тогда как нижний выглядел совершенно целым.

Так что, если мы с «муравьем» и провалимся по дороге, то

не глубже, чем на ладонь. Если, конечно, живущая внизу

тьма не сожрет нас за неосторожность.

Молча следуя за «мурашом», я с трудом удержалась, что-

бы не начать вертеть головой по сторонам. Но даже так,

краем глаза изучая медленно проплывающие мимо стены,

снизу доверху украшенные искусными барельефами, я не

могла не испытывать восхищения.

Вот ведь нелюди проклятые! Понятно, что зал изначаль-

но был создан, чтобы производить впечатление на гостей,

но... мать-богиня! Каким же оно было, это впечатление! Ни

одному дворцу в верхнем мире не сравниться! Казалось бы,

что тут такого? Один сплошной камень, ни ярких цветов,

кроме созданных самой природой оттенков, ни бликов зо-

лота или серебра, ни тканей, ни дерева, ни драгоценностей...

а чувствуешь себя так, словно ступаешь по самому дорогому

в мире ковру в окружении немыслимой, никогда прежде не

виданной роскоши. Роскоши, имя которой—совершенство.

По мере приближения к трону я поняла, что постепенно

теряю уверенность в себе. Каменное возвышение, которое я

сначала посчитала недостойным своего внимания, в дейст-

вительности было намного больше, чем мне показалось от

входа. Гигантское сооружение напоминало вплавленную в

пол пирамиду. Огромные ступени вели к массивному тро-

ну. Сияющее ослепительной белизной природных кристал-

лов сиденье, обрамленное такими же сияющими подлокот-

никами, было рассчитано на горного великана. И, честное

слово, у меня екнуло в груди, когда при нашем приближе-

нии с этого монумента кто-то неторопливо поднялся.

Не дойдя до трона каких-то пары сотен шагов, сопровож-

дающий меня моран внезапно остановился и с почтением

преклонил колено. А на мой настороженный взгляд сделал

неопределенный жест и едва заметно кивнул в сторону тро-

на. Мол, иди.

Ну я и пошла.

9

И лишь добравшись до возвышения, с досадой поняла,

почему хитрый «мураш» так рано остановился—с того мес-

та, где он находился, трон и площадка перед ним неплохо

просматривались. Я же, стоя у дурацкого основания, ни

дмурта1 оттуда не видела. И должна была кричать вверх,

даже не зная, где в этот момент находится повелитель. Слу-

шает ли меня вообще или же по-тихому ржет в кулак.

Однако как только я развернулась, чтобы вернуться к

«мурашу», сверху послышалось тихое, но требовательное:

— Поднимись!

Причем на чистейшем эль-лилле — самом распростра-

ненном наречии верхнего мира. Так что я, хоть и ругнулась

про себя, все же не рискнула не подчиниться и, подоткнув

длинный подол, принялась карабкаться на эту несусветную

верхотуру.

Одна ступенька, вторая, третья... На седьмой я с непри-

ятным удивлением поняла, что запыхалась. А на одиннад-

цатой, к собственной досаде, и вовсе остановилась, чтобы

перевести дух.

Впрочем, чего удивляться? Ступеньки-то широченные,

высоченные, такие далеко не каждый с наскоку одолеет, как

будто мораны не для себя делали. Но не заставлять же из-за

этого владыку ждать? Да и очень уж хотелось узнать, какой

умелецобучил его нашему языку так, что ни малейшего ак-

цента не чувствовалось.

А еще меня подгонял внезапно проснувшийся интерес:

вот скажите, повелитель сюда точно так же карабкается пе-

ред каждой аудиенцией, как я? Или его в специальной лю-

льке на пирамиду поднимают? А может, наоборот, сверху

опускают, чтобы ножки лишний раз не утруждал? Или во-

обще катапультой на трон забрасывают?

Пошарив вокруг глазами, но так и не обнаружив нигде

нужных приспособлений, я настолько глубоко задумалась

над возникшей проблемой, что сама не заметила, как добра-

лась до самого верха. Однако стоило мне с пыхтением зата-

10

1 Д м у р т — мелкая лесная нечисть, обычно принимающая облик кота и об-

ладающая пакостным характером.

щить себя на последнюю, двадцать четвертую ступеньку и

осознать, что подъем наконец-то закончился, как случилось

новое потрясение. Правда, на этот раз — для нас обоих. По-

тому что повелитель, насколько я поняла, не ждал, что я во-

обще к нему доберусь. А я, признаться, не надеялась, что он

рискнет показаться мне без шлема.

Думаю, опешили мы с ним совершенно одинаково. Я, ве-

роятно, первой из смертных увидела его лицо, из-за чего ин-

стинктивно отшатнулась и едва не кувыркнулась вниз.Аон,

вовремя опомнившись, буквально прыгнул вперед, цапнул

меня за ворот и мощным рывком вернул обратно на пло-

щадку. После чего властно притянул к себе и, шумно втянув

ноздрями воздух, издал какой-то непереводимый горловой

звук.

Что это было — шипение или клокотание, и какую несло

в себе эмоциональную нагрузку, я не поняла. Да и не стре-

милась разобраться, если честно, потому что в этот самый

момент совершенно непочтительно пялилась на повелите-

ля моранов и лихорадочно гадала, что мне потом за это бу-

дет.

Надо признать, уродом владыка Таалу не являлся и на

злобного ящера вовсе не походил.

Прямые черные волосы, спускающиеся до середины спи-

ны и загибающиеся на кончиках наподобие острых крюч-

ков. Строгий овал лица. Неестественно светлая кожа, кото-

рая несколько пугающе смотрелась на фоне черного доспе-

ха. Излишне резкие черты. Непривычно большой лоб и, на-

против, чрезмерно узкий подбородок...

Если бы не глаза, его вполне можно было бы принять за

человека. Но первый же взгляд на творящуюся под над-

бровными дугами жуть мгновенно рассеивал эту иллю-

зию — у моранов, как оказалось, не имелось ни белков, ни

зрачка, ни радужки. Под совершенно человеческими века-

ми виднелась лишь выпуклая, неестественно блестящая

черная пленка, в которой мое испуганное лицо отразилось,

как в зеркале. А под пленкой клубилась та самая тьма, кото-

рой вокруг и так было предостаточно.

11

— Вот поэтомумыпредпочитаем не показываться людям

без шлемов, — приятным, чуть хрипловатым баритоном со-

общил мужчина, когда я испуганно дернулась и вместо того,

чтобы разразиться каким-нибудь особо убойным заклина-

нием, издала невнятный сип. — Вы излишне суеверны и

склонны к преувеличениям. Не надо меня бояться, ведьма.

Даю слово, что не причиню тебе вреда.

Рука повелителя, закрытая кожаной перчаткой, наконец

отпустила мой ворот, а вместе с ним — и перехваченное

спазмом горло, позволив сделать долгожданный вдох. А за-

тем моран неожиданно отступил. Причем так быстро, что

мне понадобилось несколько секунд, чтобы осознать слу-

чившееся и, кинув на владыку еще один диковатый взгляд,

повременить с уже готовым сорваться заклинанием.

Дмурт бы побрал этого нелюдя... У меня чуть сердце из

груди не выскочило, а он стоит, усмехается. И, кажется, пре-

красно знает, какие мысли роятся в моей растрепанной го-

лове!

— Вы — демон? — все-таки набралась наглости уточнить

я, на всякий случай сохраняя максимально возможную дис-

танцию.

Моран вздернул верхнюю губу, демонстрируя чуть уве-

личенный клык.

— Мне известно, чем занимаются в верхнем мире такие,

как ты. Но в меня не нужно бросаться заклинаниями:

во-первых, здесь они не подействуют, а во-вторых, в этом

нет необходимости. Мы, как и вы, создания из плоти и кро-

ви. Хотя, полагаю, для многих твоих сестер даже отдаленно-

го сходства с демонами достаточно, чтобы приписать нам

славу кровожадных чудовищ.

Я одернула сбившееся набок платье и, отступив еще на

шажок, все-таки потребовала:

— Покажите руки.

И снова повелитель меня удивил, безропотно сняв пер-

чатку с левой руки. Но, поскольку когтей на пальцах у него

не оказалось, а кожа, хоть и выглядела бледной, все же не

имела характерных для одержимых отметин, я вздохнула с

облегчением:

12

— Спасибо.

— И это все? — иронично вздернул бровь моран. — Неу-

жели даже не попытаешься ударить?

Яна мгновение заглянула в его жутковатые глаза, в кото-

рых снова, как в первый раз, отразилось мое раздосадован-

ное лицо, и поморщилась.

— Вы—не нежить.Азначит, у меня нет причин для напа-

дения.

— Пока нет,—едва заметно кивнул моран, словно прочи-

тав мои мысли.—Но я рад, что хотя бы на время этот вопрос

отпал.

— Зачем вы меня искали?

— Вообще-то я искал не тебя. Мне нужна верховная бе-

лая ведьма.

Вот теперь пришла моя очередь усмехаться.

— Госпожа Тейлара уже давно не бродит по дорогам в по-

исках приключений. Для этого есть ведьмы попроще.

—Мы знаем, что она редко покидает храм матери-боги-

ни, — охотно согласился повелитель. — Но у нас нет жела-

ния испытывать его стены на прочность—это осложнит от-

ношения с верхним миром. Тем не менее я должен увидеть-

ся с этой женщиной. А в качестве благодарности готов под-

сказать, где найти ваших пропавших сестер. Как считаешь,

на таких условиях она согласится встретиться?

Я мгновенно ощетинилась.

Белый храм — это особое место, в котором такие, как я,

издревле черпают силу. Место, до краев наполненное благо-

датью матери-богини—покровительницы всего живого, ко-

торую почитают во всех без исключения странах верхнего

мира.

Мы, ее жрицы, несем в себе ее божественный свет. В мес-

тах, где мы регулярно бываем, лучше плодоносит земля,

в опустошенные засухой русла быстрее возвращается вода,

в лесах охотнее родятся звери, а люди в деревнях начинают

меньше болеть.

Нет, мы не изгоняем смерть и не исцеляем тяжкие болез-

ни, но помочь заживить простую рану или облегчить боль

нам вполне по силам.

13

Наш храм — это не неприступная крепость, а древняя

святыня. Именно поэтому к нему относятся с таким трепе-

том. И поэтому же ни один король не посмеет отказать за-

глянувшей в его дворецведьме даже в самой ничтожной

просьбе.

Правда, среди нас есть и те, кто избрал иной путь. Те,

кому доверили особые знания, помогающие не дарить бла-

годать, а отнимать ее, и дающие способность ранить, даже

убить... с помощью тех самых боевых заклятий, одно из ко-

торых я едва сейчас не использовала.

Но проклятый моран знал, куда бить, когда говорил о

моих сестрах: за последний месяцна дорогах верхнего мира

бесследно исчезли сразу четверо светлых жриц. Причем ни

следа, ни намека на то, как и почему это произошло, нам

найти не удалось. Вернее, нам не удавалось сделать этого

вплоть до того дня, когда посланные повелителем моранов

«мураши» просто-напросто выкрали меня из придорожного

трактира. И теперь, кажется, храму не надо больше продол-

жать настойчивые поиски — думаю, я нашла верный ответ.

— Что с моими сестрами? — отрывисто спросила, буравя

нелюдя настороженным взглядом.

Мужчина едва заметно пожал плечами.

— Они живы, здоровы, но ограничены в перемещениях,

поскольку не смогли выполнить ту работу, для которой я их

нанимал.

— Белые ведьмы служат только богине,—сухо отчекани-

ла я, едва сдерживаясь, чтобы не сказать какую-нибудь га-

дость.

— Как правило, да. Но согласись: когда дело касается

жизни и смерти, стоит пойти на небольшую уступку?

Я сжала челюсти.

— Что вам от нас нужно?

— Одна небольшая услуга, после выполнения которой

вы все вернетесь домой. Твои сестры не смогли мне помочь,

поэтому мои воины привели тебя. Если с этим не справишь-

ся ты, я найду кого-то еще.Ибуду искать до тех пор, пока не

достигну желаемого. Или пока ваша верховная ведьма-на-

стоятельница не согласится прийти сюда ради вас.

14

— Зачем она вам? — тихо спросила я, опасно балансируя

на самом краю площадки и готовясь сорваться вниз, если

нелюдь потребует что-то запредельное. Например, выдать

настоящее имя наставницы. Или использовать доставшую-

ся мне благодать не по назначению.

— У нее есть то, что нужно мне, — спокойно отозвался

моран, пристально глянув мне прямо в глаза.

В этот момент я все-таки пошатнулась и, неловко взмах-

нув руками, едва не сверзилась вниз. Но повелитель молни-

еносным движением оказался рядом, уверенно перехватил

меня за талию и не позволил упасть.

— Не делай глупостей, я все объясню,—так же спокойно

предложил он, словно ничего не случилось. — Если, конеч-

но, ты не передумала убиваться и согласишься выслушать

меня до конца.

Когда все тот же «мураш» открыл незнамо какую по сче-

ту каменную дверь, я благодарно кивнула и без опаски во-

шла в незнакомое помещение.

С повелителем Таалу мы все-таки договорились: он ми-

лостиво дает мне время собраться с мыслями, а ровно через

два часа я возвращаюсь, чтобы получить ответы на свои во-

просы.

С его же разрешения мне выделили гостевые покои, куда

я только что заявилась, приличную охрану, которая состоя-

ла аж из четырех молчаливых «муравьев» и тащилась за

мной вплоть до этих дверей. А еще сюда успели перенести

все мои личные вещи, включая дорожный мешок, запасной

плащ и даже... хвала матери-богине... любимую метлу, кото-

рая сейчас смирно стояла в уголке.

Увидев старую, потрепанную жизнью боевую подругу,

я окончательно успокоилась. После чего оглядела выделен-

ную повелителем комнату. Подивилась более чем скромной

обстановке, состоящей из шерстяного ковра, придвинутого

к дальней стене дивана, пары мягких кресел и небольшого

деревянного столика. А потом обнаружила все те же потря-

сающие каменные кружева, которые, в отличие от тронного

15

зала, покрывали здесь не только пол, но и стены до самого

верха, и поинтересовалась у застывшего в дверях «мураша»:

— Это что, магия?

Упакованный с ног до головы в «зеркальные» доспехи

моран проследил за моим взглядом и, качнув головой, на та-

ком же безупречном, как у повелителя, эль-лилле ответил:

— Нет, госпожа Нораатис. В дворцовых покоях камень

обрабатывается вручную.

— Но это же сколько работы...—ошеломленно замерла я,

а потом запрокинула голову и, оглядев высокий, похожий

на купол в храме потолок, тихонько выдохнула: — Неверо-

ятно!

— Вам еще что-нибудь нужно, госпожа Нораатис?

— Просто Нора, пожалуйста.

— «Атис» в нашем языке означает «почетная гостья»,

госпожа, — спокойно пояснил «мураш». — По приказу вла-

дыки Таалу здесь к вам будут обращаться только так.

— Хорошо. А как зовут вас? — поинтересовалась я, мыс-

ленно смиряясь с неизбежностью.

— Риату, госпожа. Я исполняю особые поручения пове-

лителя и к тому же неплохо знаю язык верхнего мира.

Ну да, неплохо. Нет, я, конечно, понимаю, что за двести с

хвостиком лет, прошедших с первого контакта, можно было

чему угодно научиться, но такого чистого произношения я

уже давненько не слышала.

— Просто Риату и все? — уточнила на всякий случай.

— Так точно, госпожа Нораатис.Унас не в ходу длинные

имена.

Хм.Аэто удобно.Внашем мире порой запутаться можно

во всевозможных приставках. А здесь все просто, функцио-

нально и понятно. Начинаю уважать владыку за такой под-

ход.

— Вы не могли бы снять шлем? — попросила я, увидев,

что Риату собрался уходить. — Полагаю, вам и вашим лю...

то есть моранам, приходится носить шлемы только потому,

что здесь нахожусь я. И мне кажется, в этом больше нет не-

обходимости. Согласитесь: если даже повелитель решил

меня удивить, то вас уж я точно не испугаюсь.

16

«Мураш» после такого предложения откровенно заколе-

бался. Но потом все-таки поднял руки и стянул с головы не-

удобную железку, открыв моему взгляду коротко стрижен-

ные, абсолютно прямые черные волосы, почти такое же

бледное лицо, как у повелителя, и посмотрел на меня таки-

ми же страшноватыми глазами.

— Благодарю, — спокойно кивнула я, убедившись, что

«демонические» глаза—это действительно расовая особен-

ность. — Буду признательна, если вы и впредь не станете

скрывать от меня лицо.

— Как пожелаете, госпожа, — едва заметно улыбнулся

мужчина и, уважительно наклонив голову, вышел. А за ним

сама по себе, как по мановению волшебной палочки, с ти-

хим шорохом закрылась тяжелая дверь.

— Ну что, будем обживаться? — тихонько спросила я в

пустоту, убедившись, что из коридора не доносится ни еди-

ного звука. — Эй, По, ты как?

Безучастно стоящая метла тут же встрепенулась и, плав-

но изогнувшись в рукояти, воровато выглянула из угла.

— Выходи, негодница, — улыбнулась я. — В ближайшие

пару часов нас не потревожат, так что любоваться на твои

выкрутасы будет некому.

Метла обрадованно тряхнула прутиками, сбрасывая с

них налипшую грязь, повернулась рукояткой в одну-дру-

гую сторону, после чего весьма резво взлетела и принялась

изучать предоставленное нам помещение.

Глядя на то, как она тыкается кончиком рукояти в по-

крывающие стены тончайшие кружева, словно пробуя их на

прочность, я незаметно улыбнулась.

По — это самая первая вещь, которую я смогла, так ска-

зать, оживить. Впервые в жизни увидев потрясающей кра-

соты посох верховной белой ведьмы, я в свои полгода от

роду была так поражена, что немедленно захотела себе та-

кой же. Но, поскольку, кроме старой кривой метлы, ничего

под рукой не оказалось, я схватилась именно за нее. И со-

вершенно нечаянно создала По. Да, просто «По», потому

что слово «посох» в то время еще не выговаривала.

17

С тех пор По всегда со мной — верная, немножко вред-

ная, но невероятно полезная спутница, которой по воле ма-

тери-богини досталась не только божественная искра разу-

ма, но и толика ее силы.

— Надеюсь, ты хорошо себя вела? — строго осведоми-

лась я, когда По, проверив комнату на предмет неприятных

сюрпризов, с удовлетворенным шелестом опустилась на

пол. — И не наделала глупостей, когда меня похитили?

Метла тут же прикинулась мертвой и картинно свали-

лась мне под ноги.

— Все ясно, — усмехнулась я. — А по голове меня кто

стукнул, не знаешь?

Она мгновенно свернулась в виноватый клубочек, а я

укоризненно покачала головой:

— По... как ты могла?

Жесткие прутики тут же поникли, по рукояти пробежала

мелкая дрожь, словно боевая подруга всхлипнула. После

чего она снова взлетела, закружилась, периодически воин-

ственно взмахивая помелом, словно с кем-то сражалась,

а затем бережно коснулась прутиком моего затылка и снова

печально поникла.

— Промахнулась, значит, — догадалась я. — Я-то выклю-

чилась почти сразу, когда сонную пыльцу в комнату запус-

тили, а ты, выходит, целое сражение с моранами устроила.

Именя заодно приголубила.Апотом прикинулась дохлой и

доехала сюда на чужих плечах... молодец. Надеюсь, ты хотя

бы дорогу запомнила?

Поняв, что я не сержусь, По мгновенно воспряла духом и

активно закивала верхней частью рукояти. После чего про-

ворно ринулась к двери, яростно подметая при этом пол.

— Нет,—усмехнулась я, когда она остановилась и вопро-

сительно изогнулась. — Сматываться мы никуда не будем.

И следы заметать тоже пока нет необходимости: где-то

здесь томятся наши сестры. И без них мы отсюда не уйдем.

Следующие полчаса я потратила на изучение покоев и

довольно быстро отыскала еще одну комнату, скрытую за

ажурной, выглядящей, как часть орнамента на стене, две-

рью. За ней обнаружилась уютная и очень приличная по

18

размерам спальня, а также все прочие удобства, вниматель-

но изучив которые, я осталась довольна.

Что ж, обстановка приемлемая. Здесь сухо, тепло и дово-

льно красиво. Окон, правда, нет, но в подземном мире они и

не нужны. Зато мебель удобная и, к моей радости, почти вся

деревянная, что, наверное, у «мурашей» считается призна-

ком престижа — деревья-то здесь не растут, а значит, любая

вещичка из древесины должна цениться на вес золота.

Что еще мне понравилось, так это полное отсутствие

замков на дверях. И очень мягкий, умышленно приглушен-

ный свет, излучаемый стенами и потолком. Правда, на мой

вкус, в помещении все равно было темновато, но спросить,

что и как, оказалось не у кого.

К тому же у меня возникла более важная проблема —

следовало переодеться перед возвращением в тронный зал.

Но выбрать из того, что было на мне, и того, что нашлось в

дорожном мешке, оказалось, мягко говоря, нелегко.

— Мдя-а,—озабоченно протянула я, придирчиво изучив

собственное отражение в нашедшемся в спальне зеркале. —

Кажется, за два часа я себя в порядок не приведу: платье мя-

тое, на голове кошмар, морда в саже... По, как ты позволила,

чтобы меня в таком виде узрели посторонние мужчины, да

еще и нелюди?!

Вредная метла тут же стукнулась ручкой об стену.

— Нет. Убиваться по этому поводу не стану, — тут же от-

реагировала я. — Но изобразить что-нибудь приличное по-

пробую.

Сорвавшийся с моих ладоней вихрь из серебристых ис-

корок на пару мгновений осветил погруженную в полумрак

комнату. Однако почти сразу впитался в одежду, придав ей

вполне пристойный вид, а остальное я доделала сама.

— Ну вот, — удовлетворенно кивнула часа через полто-

ра. — Совсем другое дело. Королевишной меня, конечно, не

назовут, но чтобы не пугать местных жителей, сойдет.

Отразившаяся в зеркале молодая и довольно симпатич-

ная ведьма задорно мне подмигнула. Писаной красавицей

она, конечно, не была, но чистая кожа, старательно уложен-

ные рыжеватые волосы и простое, севшее по фигуре синее

19

платье сделали ее внешность намного более приятной, чем

пару часов назад.Сглазами, правда, не повезло, и красивого

изумрудного цвета, как у мамы, мне не досталось. Но карие

бабушкины меня вполне устраивали, да и на остальное

было грех жаловаться.

Когда я надевала выуженные из мешка изящные туфе-

льки, то случайно увидела в отражении, как вредина По

разгуливает по комнате, карикатурно извиваясь и соблаз-

нительно покачивая помелом, словно заправская кокет-

ка — бедрами.

Сорвав с крючка первое попавшееся полотенце, я с си-

лой бросила его за спину. Но наученная горьким опытом

метла тут же отклонилась, ловко поймала его на рукоять и

принялась кривляться еще активнее, тряся полотенцем,

будто девица — роскошной гривой волос.

— Вот поганка, еще и дразнится, — поразилась я и сорва-

ла с крючка еще одно полотенце. — Ну, По... сейчас ты у

меня получишь!

Не знаю, чем бы все это закончилось, но в дверь очень во-

время постучали. А затем тяжеленные створки сами по себе

поползли в стороны, предвещая появление посторонних.

Метла при этом привычно прикинулась мертвой и снова

грохнулась на пол, не успев скинуть с себя полотенце. А я

поспешила спрятать за спину второе и, подвинув ногой По в

тот же угол, откуда она вылезла, нацепила на лицо вежли-

вую полуулыбку.

— Вы готовы, госпожа Нораатис? — осведомился Риату,

остановившись на пороге.

Я торопливо скомкала тряпичный снаряд и, незаметно

пихнув его за одну из дверных створок, чинно склонила го-

лову:

— Разумеется.

— Тогда прошу следовать за мной.

Уже выходя из комнаты, я успела заметить, как зловред-

ная метелка потихоньку уползает под диван, и перевела дух.

Надеюсь, если мы задержимся, она не помчится разыски-

вать меня по всему дворцу. Иначе потом придется долго из-

виняться перед повелителем и разъяснять, почему его вои-

20

ны разгуливают по коридорам с огромными вмятинами на

шлемах.

О том, как мы добирались до тронного зала, рассказы-

вать не буду—скучно. Скажу только, что без сопровождаю-

щих я бы точно заблудилась. Многочисленные коридоры,

по которым мы шли, выглядели абсолютно одинаково. Ни

одного из них я, к собственному разочарованию, так и не уз-

нала, хотя совсем недавно мы здесь уже побывали. Идущий

впереди Риату всю дорогу упорно молчал, несмотря на то,

что я честно попыталась его разговорить. Охрана, как во-

дится, прилежно топала сзади.Итолько когда добрались до

нужного места, в нашем строю что-то поменялось: сначала

замедлилась и вскоре окончательно отстала молчаливая

четверка стражников, а еще через несколько десятков шагов

остановился и Риату.

— Дальше мне нет ходу, госпожа. Повелитель ожидает за

дверью.

Я окинула длиннющий коридор несколько раздражен-

ным взглядом, но, на мое счастье, дверь там была всего одна.

Вса-а-амом дальнем конце, до которого оставалось еще око-

ло полутора сотен шагов. Ну, может, чуть больше.

— Мне что, одной туда идти? — обреченно спросила я,

искренне недоумевая, что здесь за странные порядки.

Риату кивнул. После чего мне осталось только вздохнуть

и послушно отправиться, куда было велено. А добравшись

до приглашающе открывшейся двери, смело переступить

порог и... озадаченно замереть, обнаружив, что там меня

ожидает не владыка, а совершенно другой моран, которого я

увидела впервые в жизни.__


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Back to top