Sidebar

Поэзия

                                                                                                           Роберт-Эдвард Харт
                                                                                                           остров Маврикий
  1. I. - МЕЧЕТЬ

В неясном свете неф, под сводом галереи,

Где правоверный сын свершает свой намáз,

Где заглушает ткань молитвенный экстаз,

Витает аромат арбуза, орхидеи.

 

 

***

Наши пути - не Твои пути,
Век наш недолго длится,
Плоть наша немощна - как снести
Тяжесть Твоей десницы?

КАРПАТЫ

Между тяжких еловых лап

Снег и тень, живая лыжня.

Восхищаться не мог — ослаб,

День на крик обогнал меня.

 Посвящается Марине Цветаевой

В небе молния сверкает,

за собой маня грозу. 

Вот она – сидит, читает…

Я на цыпочках войду.

Памяти леди Энн Элизабет Ишем, 50 лет, пассажирки "Титаника", отказавшейся следовать в спасательную шлюпку без своего дога и бросившейся за борт вместе с ним.
Пассажиры немецкого корабля "Бремен" видели в воде тело женщины, обнимающей за шею большого мертвого пса.
Requiem aeternam dona eis, Domine, et lux perpetua luceat eis


Мы не терпим стыда, мы умеем себя успокоить,
Убедить в правоте, даже если душа и болит...
Леди Анна Элизабет,

Поезда, поезда —

Укрощенные черти земли.

Вы зачем, поезда,

В круглый город меня привезли?

Здесь чужая звезда,

 

На одном из островов озера Маныч-Гудило живут одичавшие кони.

Справка

 

1

Мы вольные кони, нам ветер за брата.

На острове плоском, что в центре Вселенной,

Встречаем рассветы.

Не хочется что-то в упряжку обратно,

Как прадедам нашим, — работать, работать

Зимою и летом.

Не хочется, братья. Не можется, кони.

Зачем же иначе глотали холодный мы

Воздух свободы?

Такая история

 

Жил был дом.

Он был старенький.

По ночам скрипел.

Погожими днями грелся на солнышке.

Морозными ночами ворчал и трещал.

Back to top