JB Newstream 2 - шаблон joomla Видео

Sidebar

 Я всплыл на поверхность на широте ревущих сороковых. Выбрался наружу, устроился на палубе «Ковчега-842» со всеми доступными при данных обстоятельствах удобствами. Непромокаемая, неподвластная самым злым ветрам одежда хранила моё тело от влаги и переохлаждения. Над головой трепетал триколор Россий Федерации. На  свежем ветерке флаг быстро высох и теперь мои уши слышали треск его полотнища. Треск развевающегося на ветру шёлка, рычание дизелей и плеск океанской воды – вот и вся музыка моего мира. Свежий, йодистый с солоноватыми оттенками аромат – вот все его запахи. Надёжные ограждения палубы и страховочные ремни не позволили бы даже самой высокой волне разлучить моё судно с его капитаном, то есть со мной. Небо над моей головой оставалось безоблачным. Солнце стояло высоко над горизонтом. «Ковчег-842» двигался на дизелях в северном направлении, к полосе штиля. Так распорядился я, предпочитая пока не полагаться на мнение и помощь Няни.

 

Вот они какие – ревущие сороковые широты. Свежий ветерок оглаживает серо-синюю поверхность океана, собирая её в мелкие складки. Безбрежная грудь Атлантики вздымается и опадает, наполняя своим целительным дыханием мои лёгкие. Неоглядная, неподдающаяся глазу ширь - по сути довольно однообразная картина, но всё же это интересней, чем заполненная штормовой мутью океанская глубина, в которой я повел не менее пятнадцати дней. Тут, на поверхности, кроме воды, есть ещё солнце и небо, на котором, по счастью, ни облачка.

Ревущие сороковые! Писатели XIX века испытывали своих героев на прочность именно в этих широтах.  Перечитать разве Джека Лондона или «Детей капитана Гранта»? Пожалуй, сейчас измышления старозаветных фантазёров могут показаться особенно забавными. Я прошёл двухнедельное испытание штормом на большой и средней глубинах Атлантического океана, когда после полной разрядки солнечных батарей мне пришлось управлять «Ковчегом-842» вручную. Теперь мне полагается отдых. Почему бы не заполнить заслуженный досуг чтением? К сожалению, на борту «Ковчега-842» нет ни одной бумажной книги. Жаль. Я так люблю шелестеть страницами. Ах, этот запах старой бумаги! И я снова и полной грудью вдохнул солёную и влажную свежесть южной Атлантики._

- Забыл, кто написал роман «Дети капитана Гранта». Подскажи, Няня! – попросил я.

Ответа ждал не менее пяти минут, но его так и не последовало. Я посмотрел на браслет. Датчик зарядки солнечных батарей колебался около отметки 2 %. Няня всё ещё пребывала в глубокой гибернации. Бортовой компьютер моего судна «проснётся», когда солнечные батареи зарядятся на 5%. Тогда Няня сама заглушит резервный, дизельный двигатель и запустит основной, питающийся от энергии солнечных батарей. Тогда мой мир пополнит новый звук – назойливое журчание электрического двигателя. А пока можно наслаждаться звучанием океана. Шелест волн! Сейчас, когда научно-исследовательское судно длительного автономного плавания «Ковчег-842» всплыло на поверхность, этот звук можно назвать именно шелестом. Но на глубине, во время двухнедельного восьмибального шторма, ты слышишь лишь заунывное гудение, похожее на грохот дальнего камнепада где-нибудь на подступах к Главному Кавказскому хребту. Когда же я снова увижу горы?

- Может быть ты и увидишь каменные горы. У тебя, по крайней мере, есть шанс. А пока любуйся на горы воды.

- Разве это горы? – усмехнулся я. – Так, лёгкая рябь.

- О, да! Штормами вы управлять пока не можете. Ты не можешь поручить Няне организовать для твоего развлечения шестибалльный шторм. Ведь только в этом случае у тебя появится шанс увидеть небольшую водяную гору. Впечатляющее зрелище, особенно если наблюдать за ним с твоего насеста. Да-да. Я сейчас прекрасно вижу тебя. Твой аквариум совсем не пострадал от волн. И прикид у тебя хороший. Эдакая хламида! Вот только не разберу какого она цвета. Такая одежда не позволит тебе утонуть или замёрзнуть, а расцветка в стиле рыбы-клоуна заметна издалека. Только здесь, на «ревущих сороковых», как вы, люди, их называете, тебя некому спасать. Если  только моя семья не смилостивится над тобой.

- Вельзевул! Ты!!!

Я попытался вскочить на ноги, но ремни страховки крепко удерживали меня, не позволяя менять положение тела. Серо-зелёная гладь океана взымалась и опадала, а я был обречён сидеть на мостике «Ковчега-842» и двигаться в такт с затихающей пучиной, но самостоятельно я пока не мог совершить ни шагу. А так хотелось подойти к ограждению и просто посмотреть вниз, за борт, в холодную, пустую и неприветливую бездну. Впрочем, не такую уж пустую, ведь голос Вельзевула не умолкал.

- Да, это я, всегда твой Вельзевул. Кажется, так в незапамятные времена люди заканчивали свои письма?

- Ты и об этом знаешь?!!

- Разумеется. Знаю и это, и многое другое. В мой чип твои братья закачали много всякой информации. Только до сих пор никак не возьму в толк: к чему мне все эти сведения.

- Тогда скажи, напомни, кто автор «Детей капитана Гранта»?

- Автор романа «Дети капитана Гранта» французский писатель, живший в девятнадцатом веке. Имя писателя Жюль Верн. Писатель Жюль Верн является одним из основателей фантастического жанра в литературе… - пожалуй, голос Няни был чересчур монотонен.

Искусственному интеллекту «Ковчега-842» не хватало живой иронии и парадоксальности мышления Вельзевула. Я поднял руку, взглянул на браслет. Так и есть. Индикатор зарядки солнечных батарей показывал 5,8 %. Выходит, Няня некоторое время помалкивала, прислушиваясь к нашей с Вельзевулом беседе. Неужели при очередном апгрейде в искусственные мозги Няни закачали алгоритм деликатных манер?

Минула пара секунд и рокот дизелей сменился характерным журчанием электрического двигателя. Няня взяла управление нашей  жизнью в свои, надёжные руки.

- Прошу не называть меня Няней даже мысленно. Называйте меня «Ковчегом-842», - услышал я.

- Это слишком официально, - отозвался Вельзевул.

- Няне не хватает питания. Наверное поэтому она обращается ко мне не по уставу.

- Информация для капитана: регистрирую сбой программы. Согласно статьи 42, часть семнадцатая, пункт 6, подпункт «а» Устава Разведывательно-научного флота РФ, «Ковчег-842» не имеет права обращаться с просьбами к своему капитану. Конец информации.

- Я хочу, чтобы ты рассказал мне о французском писателе Жюле Верне, Вельзевул. Может быть, и ты об этом знаешь? - ехидно попросил я.

- Не знаю!

Мне показалось, или в самом деле в интонации Вельзевула присутствовала изрядная толика недовольства? 

- Справка для объекта с кодовым названием «Вельзевул». Капитан «Ковчега-842», объект с кодовым наименованием «Иннокентий Апрелев», русский. Дата чипирования – 12 мая 2037 года. Возраст объекта – девяносто два года. Чипирование произведено с целью обеспечения бесперебойного несения службы в штате Разведывательно-научного флота РФ, а так же для исполнения функций капитана судов длительного автономного плавания. Результаты чипирования неудовлетворительные. Объект с кодовым наименованием «Иннокентий Апрелев» подвержен философской рефлексии, излишне впечатлителен, обладает избыточным воображением, что мешает исполнению всех статей Устава Научного флота РФ. Отличительная особенность объекта «Иннокентий Апрелев» после чипирования: повышенная чувствительность к ментальным импульсам, испускаемым, как человеческими, так и не человеческими особями. Конец справки.

- «Ковчег-842», нарушаете Устав! Объект «Вельзевул» не запрашивал справки! – рявкнул я.

- Но я только…

- Напоминание объекту «Ковчег-842». Согласно статьи 42, часть семнадцатая, пункт 7, подпункт «б» Устава Разведывательно-научного флота РФ вы имеете право на предоставления справок без предварительного запроса только своему капитану. Конец напоминания.

- Регистрирую сбой программы. Информация для капитана: прокладываю курс на Южные Оркнейские острова. Нахожу температуру спецснаряжения недопустимо низкой. Включаю подогрев. Конец информации.

Под комбинезоном сделалось ощутимо теплее.

- Хозяйка! – проворчал Вельзевул. – Никогда не доводилось контактировать с  человеческими самками, но твой «Ковчег-842» судя по всему именно ею и является.

- Инофрмация для капитана: программа изучения Южного Оркнейского архипелага возобновлена. Запускаю сканирование океанского дна! Конец информации.

- Могла бы проконсультироваться со мной, - отозвался Вельзевул. – Сканирую дно на разных широтах более семидесяти лет.

- Информация для капитана: продолжительность жизни синих китов – самцов – не превышает в среднем пятидесяти лет. Конец информации.

- Твоя Нянька обвиняет меня во вранье! – рявкнул Вельзевул. - Но я настаиваю: лично я сканирую воды мирового океана более семидесяти лет. И в этих широтах бывал не раз.

- Информация для капитана: запускаю программу сканирования объекта с кодовым наименованием «Вельзевул». Внимание! Обнаружена блокировка программы сканирования. Объект сопротивляется. Конец информации.

- Она вторглась в моё интимное пространство, капитан! А я её не приглашал!  

Пока я наслаждался жизнью, прислушиваясь к милой перебранке Вельзевула и «Ковчега-842», океан совсем успокоился. Няня привела судно в полосу полнейшего штиля и оно легло в дрейф в виду одного из Южных Оркнейских островов. Теперь я мог видеть покрытые ледниками серые скалы острова Коронейшн.

- Информация для капитана: запускаю программу спектрального анализа воды. Запускаю программу сканирования атмосферного воздуха. Запускаю программу эхолокации… - перед моими глазами плыли буквы и символы. Няня конвертировала картинку с монитора бортового компьютера в ментальные, визуальные и звуковые импульсы. В голове моей звучал её холодный, искусственный голос.

- Всё ещё не изобрели ничего взамен эхолокации? Послушай, человек… Ты ведь всё ещё Человек? Так?

- Думаю, да. Хотя, впрочем, не совсем.

- Мы с тобой оба не совсем то, чем нам предопределено быть природой, - наверное, сейчас Вельзевул вздохнул.

Во всяком случае, я представил себе, как он вздыхает. Я слышал странное, неслыханное мной ранее утробное гудение, от которого у меня отяжелел затылок и начало стучать в висках. «Ковчег-842» давно лёг в дрейф, океан утих, и я решился отстегнуть ремни, которыми моё тело было принайтовано к корпусу судна. Я наклонился, зачерпнул ладонями забортной воды. Ополоснул ею лицо. Холодная, горьковато-соленая влага немного освежила меня.

- Вот так и я чувствовал себя сразу после чипирования. Меня продержали в проклятом аквариуме всю зиму. Потерял надежду выбраться живым. Кормили хорошо, но тесно и тоска!!! И эти новые ощущения, чужие пакостные мысли. Думал, возненавижу людей, а потому, когда выпустили, на год ушел в Арктику, под ледники. Там я прятался и тосковал, но чужие мысли и голоса настигали меня и там. Твои соплеменники, человек, сделали Арктику густонаселённой. Все эти города и судоверфи. Все эти солнечные батареи в местах, где половину года темно!

Мне почудилось, или я в самом деле услышал жалостный стон? Беззвучный голос Вельзевула наполнил мою голову, и вместе с ним явилась боль. Кровь стучала в висках. Я сжимал голову ладонями, и мне чудилось, что она превращается в раскалённый, чугунный шар. Такие шары  в древности канониры выпускали из пушек.

- Верю, - выдохнул я, наконец. – Сам просидел под арктическими льдами полтора года. Не там ли мы с тобой познакомились?

- Помню, но смутно, какого-то чудака из человеков. Юного совсем. Тот всё тосковал о своей невесте. Помню, я жалел его. А потом зов природы и меня повлёк к югу.

- Справка для капитана, - вмешалась Няня. – Объект под кодовым названием «Вельзевул» опознан как синий кит. Синий кит – самое крупное млекопитающее когда- либо обитавшее на планете земля. Взрослая особь может достигать длинны тридцать один метр и весить около ста восьмидесяти тон. Данный объект не представляет опасности.  Дата чипирования: 25 февраля 2051 года. Возраст объекта – семьдесят лет. Чипирование произведено с целью оптимизации поведения особи, а так же в связи с продолжающимся вымиранием синих китов. В настоящее время, в связи с полным запретом на убийство китообразных, а так же в связи с увеличением продолжительности их жизни – что так же является следствием чипирования – численность синих китов увеличилась на тысячу особей. Результат чипирования особи с кодовым наименованием «Вельзевул» неудовлетворительный. Объект «Вельзевул» склонен к псевдофилосовской рефлексии, плохо адаптирован в социум китов, критически настроен по отношению к результатам деятельности человечества в части освоения мирового океана. Отличительная особенность объекта «Вельзевул» после чипирования: демонстрация наглядных картин – зрительных образов, полученных путём визуализации, как собственных чувственных впечатлений, так и чувственных впечатлений иных объектов. Конец справки.

- Вот потому я и не всплываю, брат, - сказал Вельзевул. – Мне известно, что каждый человек носит в своём теле чип – электронное устройство, делающее его неуязвимым для любых болезней и практически бессмертным.  Я и сам, получив чип, сделался бессмертным, подрос ещё на полдесятка метров, сделался практически глух к голосам своих сородичей и перестал размножаться. Вместе с тем я научился врать, сделался жесток, глумлив и аморален. Теперь я, как любой человек, способен предать, потому что теперь я, как любой человек, одинок. Шумно! Шумно мне в этом мире. Ох! Слишком много людей и их грязных мыслей! И, что самое страшное, они так близки и понятны мне, киту, что хоть волком вой! Кстати, объясните же мне на милость что такое волк!

- Информация для объекта с кодовым наименованием «Вельзевул»: моя программа рассчитана на защиту и оптимизацию жизнедеятельности млекопитающих чипированных особей. Конец информации.

- Твоя программа всё врёт. Ты совершенно аморальна, сударыня.

- Информация для капитана: произвожу расчёт вероятностей. Координаты расчёта: шестьдесят градусов тридцать пять минут двадцать шесть секунд южной широты. Сорок пять градусов тридцать семь минут тридцать секунд западной долготы.  В радиусе тысячи метров от указанного места не существует объекта с кодовым наименованием «Сударыня». Конец информации.

- Опять врёт. Ты лучше расскажи… Нет! Информируй нас, меня об объекте с кодовым наименованием «Волк».

- Информация для объекта с кодовым наименованием «Вельзевул»: волк – теплокровное, млекопитающее, сухопутное животное… - начала Няня.

- Ооо!!! Сухопутное!!! – простонал Вельзевул. – Осталось ещё в этом мире хоть что-то сухопутное! Мне-то кажется, что весь мир переселился в океан. В районе экватора над водой и под нею твои братья-человеки соорудили многонаселённые города. Нет, я больше в тёплые воды не ходок. Здесь на ревущих сороковых людей практически нет. Вот разве только ты и твоя Нянька.

- … правительство Российской Федерации старается чипировать всех волков, проживающих на её территории. Чипирование производится с целью контроля над поведением особенно агрессивных особей, а так же в целях их универсализации и дальнейшего оптимального использования для хозяйственной деятельности. Справка для капитана: российский зоолог Павлов в своих трудах приводит множество фактов нападения волков на человека. В значительной части этих случаев нападали бешеные звери, однако есть немало случаев нападения и вполне здоровых волков. Большинство таких случаев относится к нескольким определенным регионам и делает вывод, что волки агрессивны по отношению к человеку в основном в местах, бедных естественной добычей. В таких местах волки привыкли кормиться за счет человека и в меньшей степени его боятся. В двадцатом и в начале двадцать первого века установлены случаи нападения волков на человека в летний период, во время размножения, когда волки нуждаются в пище для потомства. Впрочем, этот факт наблюдается лишь при высокой плотности волков. Конец информации, - пояснила Няня.

- Не тараторь, сударыня. Всё ты врёшь. Это есть общеизвестные факты, заложенные в чипы каждого из нас. То же мне, плавучая энциклопедия!

– Информация доя объекта с кодовым наименованием «Вельзевул»: моё наименование - «Ковчег-842». Конец информации.

- Это слишком сложные сентенции после длительного шторма, - вмешался я. – Я устал и нуждаюсь в отдыхе, хоть Няня … эээ «Ковчег-842» с этим и не согласна. Лучше скажи, близко ли земля?

- Вот она. Я вижу основания скал, а ты со своего насеста должен видеть их вершины. Я тоже вижу их, но не знаю, насколько искажает реальную картину твоё, человеческое зрение. О том ты можешь спросить у своей Няни...

- Информация доя объекта с кодовым наименованием «Вельзевул»: моё полное наименование Научно-исследовательское судно длительного автономного плавания типа «Ковчег», модель 842, год выпуска 2042. Выпущено в автономное плавание в 2043 году из порта Архангельск. Моё сокращенное наименование «Ковчег-842». Конец информации.

- Но это пока не израсходован заряд твоих солнечных батарей, - на сей раз Вельзевул и не думал скрывать своего ехидства. – Но если батареи разрядились за время сильного и продолжительного шторма, то ты обычное корыто повышенной, впрочем, плавучести, которым вручную управляет капитан, он же человек. А такими, как ты усеяно дно мирового океана. И здесь, на дне вокруг Южных Оркнеев таких как ты не мало. Лежат себе на грунте! Смотри!

Картинка была живой, движущейся и трёхмерной. Она выросла, поднялась из толщи воды и первое время оставалась полупрозрачной. Занимая всё поле моего зрения, картинка всё таки позволяла видеть и горизонт, расположенный непосредственно за ней. Но через пару минут картинка постепенно уплотнилась, приблизилась, сделалась трёхмерной, давая полнейшую иллюзию пребывания под толщей воды. Сказка! Картина подводного мира была огромной и странно красочной для приарктических широт. Я видел косяки рыб. Их тонкие серебристые тела складывались в причудливые фигуры преимущественно элиптической формы. Фигуры эти время от времени распадались на отдельные живые и чрезвычайно подвижные фрагменты. Я видел и морское дно, которое вовсе не показалось мне тёмным и совсем уж пустым. Напротив, там в волнуемых течениями зарослях сновала, струилась, копошилась, рождалась и умирала воистину неземная, таинственная жизнь. Там, среди подёрнутых донным илом обломков скал я углядел силуэт  старинного корабля – острый, хищный нос, невысокая, но хорошо сохранившаяся мачта с блином локатора у основания. По очертаниям судно больше всего походило на минный тральщик времён Второй мировой войны, скорее всего Британский, но может быть и изделие верфей Североамериканских соединённых штатов.

- Внимание! Требую тишины! Я делаю запись, - объявила Няня.

- Ну вот! - пробормотал я. – Где-то на большой земле, в одной из мировых столиц, люди, которых я никогда не видел и, скорее всего, не увижу, посмотрят эту запись и изумятся. Сколько неизведанного таится на дне мирового океана! Какой там космос, ближний или дальний, если здесь… Такое! И не надо никуда лететь! Надо просто погружаться и всё! И весь мир твой!

- Я ощущаю собственное движение именно как полёт! – проговорил Вельзевул и на один короткий миг я увидел вытянутое, удручающе огромное на фоне затонувшего корабля, тело. Один взмах длинных, очертаниями сходных с чаячьими крыльями, плавников – и оно исчезло из вида.

- Запись окончена, - проговорила Няня. – Мне вряд ли удастся нивелировать ваши ментальные голоса. К счастью, вы не затронули ни одной из скользких тем. Если, конечно, не принимать во внимание инсинуации относительно бессмысленности освоения ближнего и дальнего космоса. Впрочем, до большой земли отсюда далеко и органам Департамента идеологии и пропаганды до вас не достать.

- А действительно, сколько отсюда до земли? Я имею в виду материк, - увлечённый созерцанием картин морского дня, которые Вельзевул продолжал демонстрировать, я не заметил неуставного обращения и явной угрозы в интонациях Няни.

-  Я предпочитаю не вникать в такие частности. Какая мне разница, где земля, если я всё равно не смогу ни бегать по ней, ни лазить по её горам?  Спроси о том у Няни, - отозвался Вельзевул, и картины исчезли.

- Я не хочу сейчас обращаться к Няне. Повторяю: я отдыхаю, а она пока обрабатывает информацию. Чуть позже, я определюсь с прогнозом погоды и тогда передам донесение в Центр.

- Центр! Как торжественно ты это произнёс! Это то место, где находится кнопка?

- Кнопка? – моему изумлению не было предела. – Кнопок давно не существуют в этом мире!

- Ну, пусть не кнопка. Рубильник, тумблер, пусковое устройство, да что угодно. Но эта штука служит для запуска войны.

- Войны?

- Информация для объекта с кодовым наименованием «Вельзевул»: гонка вооружений давно прекращена путём позитивного воздействия на человеческий мозг, - рапортовала Няня. - Информация для капитана: солнечные батареи заряжены на сто процентов. Запускаю систему для генерации воды и дезактивации отходов.

Ответом на вмешательство Няни стал огромный воздушный пузырь. Он поднялся из недр тихих вод и разрушился у самой её поверхности, выбросив наужу каскада брызг.

- Невежда! – отозвалась Няня.

- Твоя киберпомошница права, - печально констатировал Вельзевул. - Самый мощный источник всех зол – человеческий мозг. Он же является самым дешевым в мире оружием небывалой убойной силы. Те, кто сидят в вашем Центре, те, кто управляют этим миром уяснили главное: зачем тратить огромные средства на  атомное и бактериологическое оружие, которое в случае массового применения почти наверняка выйдет из-под контроля? К тому же,  последствия применения оружия массового поражения, скорее всего, обернутся мировой катастрофой. Гораздо интереснее сосредоточить внимание на человеческом мозге и найти способы воздействия на него. Эти способы действительно были найдены и они совершенствуются, в результате чего мы сейчас общаемся друг с другом.

- Ты мне покажешь ещё живые картины? Когда-то давно я ходил в кинотеатр. Сначала с матерью, потом со своей девушкой. Я давно хотел тебя спросить…

- О чём?

- Ты упомянул о своей семье. Я не знаю, как это бывает у таких существ, как ты…

- Так же как у всех млекопитающих. Половое соитие  - необходимое условие для продолжения рода.

- Ну, я хотел спросить, была ли у тебя девушка… или самка…

- Термин «самка» больше подходит в данном контексте.

- Я имею в виду чувства.

- Тебя укачало волнами, мой двуногий, чип-модифицированный друг. Я встречался с ней лишь по необходимости, для продолжения рода. Но сейчас в океане слишком шумно и мне никак не удаётся найти свою подругу.

- Ты тоскуешь?

- Нет. Я размышляю о жизни, а это лучшее средство от тоски. В последний раз, совершая тщетное путешествие от Гренландии к мысу Горн в поисках моей подруги, я выработал три основных догмата бытия.

Казалось, я слышал голос друга так, если бы он говорил со мной, используя обычный человеческий речевой аппарат. Мне чудилось его лицо с крупными чертами и низким лбом, обрамлённой седеющей шкиперской бородой. И непременно с дымящейся трубкой. И непременно с пронзительным, высиненным океанами взглядом.  Тем временем, над поверхностью воды возник узкий и протяжённый остров. Легкая, ленивая волна переливалась через серую, глянцевую его массу. И я вдруг припомнил, как когда-то давно, в дни позабытой юности читал о плавучих скалах в потрёпанной книжке с библиотечным штампом.  Передо мною возникла полная иллюзия гранитной скалы, если бы не губчатая подвижная, мышечная складка, которая смыкаясь и открываясь, испускала в воздух тонкие струйки пара. Присмотревшись, я заметил между губчатыми складками три крупные, размером в ладонь отверстия.

- Информация для объекта с кодовым наименованием «Вельзевул»: прошу сделать паузу. Производится подготовка к записи. Время до начала монолога составляет пять минут.

И в этот миг меня окатило водой. Огромный, плотный и высокий водяной фонтан обрушился на палубу «Ковчега-842». Горизонт завалился. Скалы острова Коронейшн приняли горизонтальное положение. Я из всех сил вцепился в поручни палубы. Совсем рядом – руку протяни и достанешь – под толщей кристально-прозрачной серо-зелёной воды, я увидел усыпанное острыми камнями дно, косяки вечно неспокойных серебристых рыб, а над ними раздвоенный синий невероятно огромный хвост моего друга. Непреодолимая сила тянула меня вниз, туда, где волнуются колеблемые течением, пряди донной травы.

- Информация для капитана: регистрирую неадекватное поведение объекта с кодовым наименованием «Вельзевул». Результат действия: создание аварийной ситуации. Конец информации.

- Простите, сударыня.

- Напоминание для объекта с кодовым наименованием «Вельзевул». Моё полное наименование научно-исследовательское судно длительного автономного плавания типа «Ковчег», модель 842. Моё сокращенное наименование «Ковчег-842». Гендерная принадлежность не установлена. Я вам не сударыня! Включаю дополнительный обогрев спецснаряжения. Режим сушки включен. Температура воздуха в прилегающем к телу слое -  тридцать шесть целых шесть десятых градусов в единицах Цельсия. Положение корпуса откорректировано по ватерлинии.

Горизонт выровнялся. Я с облегчением выдохнул.

- Информация для капитана: рекомендую объекту «Вельзевул» продолжить. Внимание! Идёт запись! Итак?

- Итак?!! Слушай же! Вот три мои догмата. Первый: всё неопределённо.  Мы с тобою вместе и каждый из нас по отдельности вечны. С точки зрения вечности ложь и правда неразличимы.  Правда ничем не отличается от лжи, а ложь от правды. Добряк выглядит извергом, изверг – добряком, глупец – мудрецом, мудрец – глупцом. Удобно, не находишь? Вот один из результатов всеобщего чипирования: каждый из нас способен исполнять любую функцию. И результаты деятельности могут получить любую оценку от самой высокой до совершенно уничижительной. Эта есть одно из проявлений универсализации живых объектов и их поступков. Однако есть одно «но». Результаты чип-модернизирования млекопитающих особей не могут быть удовлетворительными. В этом мире не любят непорочных. Ты будешь принят везде, как свой в том случае, если имеешь некий моральный изъян, то есть если будешь не менее уродлив, чем все остальные. Уяснил?

- Я пытаюсь осмыслить…

- Информация для капитана: «Ковчегом-842» произведена запись удовлетворительного качества. Конец информации.

- Тогда даю догмат номер два: все мы говно. Новейшая история человечества ознаменована отвратительнейшими поступками, которые явились следствием стирания присущих живым существам ролевых функций. Пример тому все мы трое, качающиеся на эти затихающих волнах ревущих сороковых широт. Кит, человек и кибермашина. Разница между нами ничтожна.

Губчатая складка с тремя ноздрями распахнулась. Я предусмотрительно ухватился за поручни, но на этот раз фонтан у Вельзевула получился маленьким и чахлым.

-  И, наконец, догмат номер три: предай ближнего. Предательство ближнего – это обрыв всех тех традиционных связей между живыми существами. Ты, оторванный от семьи и сородичей, несколько десятков лет зависаешь между дном и поверхностью, отправляя неведомо кому свои научные отчёты. Как думаешь, там, в Центре, их кто-нибудь читает? А этот объект с сокращённым кодовым наименованием «Ковчег-842», яйцо из суперпрочного стекла, читающий нам нотации, кто оно или что?

- Информация для капитана: мысли объекта «Вельзевул» нуждаются в срочной корректировке. Запрашиваю разрешение для соответствующих действий. Конец информации.

- Давай! Выстрели в меня из гарпунной пушки!

- «Ковчег-842» даю разрешение на действия по корректировке мыслей объекта «Вельзевул».

- Христа предали один раз и предал его один человек. Мы же предаем всех  и вся. У нас это догмат бытия!

На этот раз я и сам был готов, и «Ковчег-842» поддержала меня, в нужный момент активировав ремни безопасности, благодаря чему я мог любоваться танцем иссиня-серого хвоста моего друга не опасаясь вывалиться за борт.  Сначала вокруг меня вскипели пенные буруны, а потом я увидел поднимающийся из воды, невероятно огромный китовый хвост. Он двигался и изгибался во всех возможных плоскостях, широкий, глянцевый, исчерченный множеством шрамов. Хвост ударял по волне, поднимая в воздух фонтаны брызг. «Ковчег-842» крутился и плясал на взбудораженной волне вместе с хвостом. Да, я испытал настоящий страх, но на один лишь короткий миг. Меня орошали потоки океанской воды, а я хохотал, широко разевая рот и пробуя на язык горьковатую влагу. 

- Информация для капитана: мною обнаружен объект с кодовым наименованием «Айя-Волчица». Дата чипирования: 17 июля 2050 года. Возраст объекта – тридцать семь лет. Молодая. Длинна объекта восемьдесят два метра. Не крупновата ли? Дальность расположения объекта: тысяча метров. Посылаю призыв – имитацию брачного крика синего кита.

- Послушай, Няня. Мне кажется, что мой друг не расположен сейчас к брачным играм. А если уж он их захочет, то, пожалуй, сам пошлёт… гм… брачный призыв. Делать это вместо него, обманывая тем самым даму… Мне кажется, это аморально.

- Легко быть моральным существом, живя в условиях, которые не вынуждают вас к морально осуждаемым поступкам, - печально заметил Вельзевул.

Последний, завершающий танец, шлепок его хвоста генерировал звук, подобный залпу батареи феерверкеров в майский день Победы.

- Дополнительная информация для капитана: отличительная особенность объекта «Айя-Волчица» после чипирования: низкая способность к ментальному контакту с человеческими особями. Конец дополнения к информации.

- Гм. Похоже наша дама скучновата. Не является она индивидуальностью! – меня одолевало веселье.

- Массовый процесс не считается с индивидуальностью. В гнусном спектакле всеобщей унификации не могут участвовать значительные актеры. Даже гениям, как я, здесь отводятся жалкие роли, - печально заметил Вельезвул.

- Информация для капитана: отправленный мною призыв достиг цели, был успешно дешифрован и принят к исполнению. Объект «Айя-Волчица» движется к нам со скоростью пятьдесят километров в час. Расчётное время прибытия объекта в акваторию острова Коронейшн – шесть часов. Конец информации.

- Она придёт к нам на закате, - резюмировал Вельзевул.

- Информация для капитана: результаты чипирования объекта с кодовым наименованием «Айя-Волчица» получены с некоторым запозданием…

- И они, разумеется, не удовлетворительные, - широкие ноздри Вельзевула испустили новую порцию пара.

- … Объект с кодовым наименованием «Айя-Волчица» чрезвычайно подвижен, способен развивать несвойственную синим китам крейсерскую скорость. Конец информации.

- Что это значит, Няня? – спросил я.

- Для того, чтобы дать ответ на твой вопрос не надо быть кибермашиной. Ответ может дать и простой синий кит. Наша Волчица очень быстро плавает. Она довольно агрессивна и она совсем скоро будет здесь.

- Информация для капитана: объект с кодовым наименованием «Айя-Волчица» не представляет опасности. Конец информации.

- Я знаю кое-что о гонках, -заявил Вельзевул. – Это может быть довольно азартно.

- Покажи!

- Информация для объекта «Вельзевул»: прошу сделать паузу. Время до полной готовности к записи составляет одну минуту тридцать секунд.

Картина поднялась от поверхности воды так, словно чья-то невидимая рука натянула канаты. На поверхности её был изображен город, расположившийся на гористых берегах морской бухты. Извилистые улицы, смыкающиеся крыши невысоких построек, пирс, ряды пришвартованных яхт, лес мачт и пальмовая роща на вершине прибрежного холма. Внезапно сквозь шелестение океанских волн мне послышался приглушенный рёв. Я замер, прислушиваясь. Рёв нарастал, словно мне в лицо нёсся, разгоняясь, реактивный самолёт. Я отшатнулся, прижался спиной к надстройке палубы, продолжая всматриваться в мастерски выполненный пейзаж. И тогда я разглядел, как белоснежные корпуса яхт едва заметно покачиваются на пологих лазурных волнах, ка слегка колеблются кроны прибрежных сосен, как фигурки людей в разноцветных одеждах снуют вдоль набережных и извилистых прибрежных улиц. Между тем, приглушенный поначалу, рёв усилился и из-за поворота одной из уличек стремительно вылетел болид, за ним второй, третий. Гоночные машины неслись по улице приморского городка рыская носами из стороны в сторону.

- Информация для капитана: нам показывают древние гонки болидов, проводившиеся в двадцатом и начале двадцать первого века в Европейском городе Монте-Карло. Конец информации.

- Отстань! Это же ГОНКИ!!! - успел крикнуть я, прежде чем картина словно втянула меня в себя.

Мне казалось, что именно я и никто другой стою на твёрдой поверхности пирса. Между мною и гоночной трассой - металлическое ограждение. За моей спиной плещутся о берег тёплые лазурные волны, а передо мной с головокружительной скоростью проносятся раскрашенные в разные цвета гоночные болиды. На противоположной стороне гоночной трассы располагаются трибуны, плотно заполненные нарядной публикой. Солнце печет, воздух исходит зноем, и некоторые зрители прикрылись разноцветными зонтами. Иные же, наоборот, подставили тела обжигающему солнцу, сняв с себя практически всю одежду. Я в немом оцепенении смотрю на полуобнаженные женские тела и тоже начинаю потеть.

- Информация для капитана: включаю охлаждение спецснаряжения. Температура слоя, контактирующего с кожей – двадцать два градуса по Цельсию. Конец информации.

Вдруг один из болидов ударил левым передним крылом в правое заднее крыло несущейся впереди него гоночной машины. Болид закрутило вокруг поперечной оси. Потеряв управление, он ударился об ограждение. Инерция нового, ещё более сильного, чем первый, удара подбросила болид высоко в воздух. Он перелетел через ограждение. Приземление его на трибуны, плотно заполненные нарядной публикой, сопровождалось громким хлопком и ослепительной огненной вспышкой. От внезапного испуга я прикрыл ладонями лицо.

- Информация для капитана: не надо больше бояться. Я ликвидировала картину. Конец информации.

- Кабермашина опять врёт. Смотри, друг! Это намного красивее доисторических гонок в Монте-Карло!

Отняв руки от лица, я понял, что всё ещё вижу затопленный зноем приморский городок. Ощущение земной тверди под ногами так же пока не покинуло меня. Но теперь мне чудилось, будто я стою на пирсе и передо мной расстилается яркая лазурь нездешнего, тёплого и ласкового моря. Всматриваясь в чередующиеся оттенки синего цвета, я заметил на горизонте небольшую быстро бегущую волну. Такую волну обычно создаёт научно-исследовательское судно длительного автономного плавания при экстренном всплытии на поверхность океана.

- Няня, я вижу движущийся объект, - констатировал я.

- Информация для капитана: время до прибытия объекта с кодовым наименованием «Айя-Волчица» составляет пять минут.

И тогда я услышал зов - ментальный звон, похожий на дребезжание совершенно расстроенного струнного инструмента, заполнил мою голову. Пассажи в темпе престиссимо, бешеная какофония нот в диапазоне пятой октавы и выше, на грани возможности человеческого сознания и за его гранью. Что это, звук ангельской трубы или бренчание пьяного паяца?

- Информация для капитана: ваш ментальный слух воспринимает брачное пение самки синего кита. Конец информации.

Я замахал руками. Зачем мне сейчас эта информация, когда я уже слышу, пусть и ментальным слухом, ответ Вельзевула? Мой друг пел тремя октавами ниже. Звуки, издаваемые им напоминали прерывистое и страстное, в стиле боп, гудение тромбона.

- Информация для капитана: активирую ремни страховки. Конец информации.

Голос Няни умолк, а я снова почувствовал себя принайтованным к палубной надстройке «Ковчега-842». А ещё через минуту я вознёс горячую хвалу предусмотрительности Няни. Подняв крутую волну, Айя-Волчица промчалась мимо меня подобно курьерскому поезду. И тогда я снова испугался. Мне почудилось, будто тяжелая волна, генерированная огромным телом самки кита, затянет меня вместе с «Ковчегом», закрутит, потащит за собой в океанские глубины и там необузданная Айя-Волчица и её суженый станут играть «Ковчегом», как мячиком для пинг-понга, перебрасывая его друг другу своими огромными хвостами.

Мир вращался вокруг меня. Картины сменяли одна другую с небывалой быстротой. Скалы острова Коронейшн, океанский горизонт, огромные хвосты и длинные, похожие на плоскости древнего летательного аппарата плавники. И снова серые, увенчанные ледником скалы Коронейшн. Время от времени киты выбрасывали стройные тела из воды и снова погружались в неё. Брызги взыгрывали в солнечных лучах мириадами самоцветных камней. 

- Информация для капитана: пытаюсь выровнять курс. Включаю дополнительный двигатель. Рекомендую покинуть палубу. Возможно экстренное погружение. Рекомендую покинуть палубу. Конец информации.

Похоже Няня паниковала, если, конечно такое, столь человеческое состояние возможно для киберсущества. Паника паникой, но моей помощнице удалось выровнять курс, выбраться за пределы создаваемой неистовым кружением Айи-Волчицы, турбулентности. Я огляделся. На глади океана тут и там всё ещё вскипали пенные буруны, но хвостов и плавников я уже не видел – мудрый Вельзевул уводил свою темпераментную подругу на глубину.

- Сударыня, напомни мне что такое пинг-понг, - услышал я его голос.

- Айя!!! Этот человек боится китов! Айя!!! Он умеет бояться!

- Информация для объекта с кодовым наименованием «Вельзевул»: пинг-понг, он же настольный теннис - спортивная игра с мячом, в которой используют ракетки и разделённый сеткой на две части, игровой стол. Игра может проходить между двумя соперниками или двумя парами соперников. Задачей игроков является при помощи ракеток отправить мяч на сторону соперника так, чтобы тот не смог его возвратить назад. Игра проводится по установленным правилам. Конец информации для объекта с кодовым наименованием «Вельзевул».

И сразу, без перерыва:

- Информация для объекта с кодовым наименованием «Айя-Волчица»: не встревай, когда общаются старшие. Конец информации.

- Вельзевул, дружище, отзовись! Я хочу увидеть вас обоих! Вместе! Рядом! – звал я. – Хочу видеть вас!

- Информация для капитана: «Ковчег-842» готов к экстренному погружению. Рекомендую покинуть палубу. Конец информации.

И тут я взбунтовался. Отстегнув ремни безопасности, я устремился прочь от надёжной стенки палубной надстройки к ограждению палубы. «Ковчег» подбрасывала частая рябь, он опасно кренился. Я вцепился в поручни обеими руками так, что пальцы побелели. Я смотрел себе под ноги в кристально-прозрачные сумерки. Я видел обоих китов. Теперь их тела, их раздвоенные хвосты, их крылья-плавники уже не казались мне такими пугающе-огромными.

- Вельзевууул!!! – звал я.

Но киты были так увлечены друг другом, что, казалось, вовсе не слышат моих призывов. В своём обоюдном стремлении они удалялись всё дальше в глубину. И тогда я заплакал. На свежем ветру горячие слёзы на моих щеках превращались в кристаллики льда. Ресницы слипались, но я боялся оторвать руки от поручней.

- Информация для капитана: включаю дополнительный обогрев спецснаряжения. Конец информации.

- Няня, я хочу видеть китов!

- Информация для капитана: начинаю сканирование толщи воды. Визуальзация брачных игр синих китов будет осуществлена на мониторе пульта управления в рубке «Ковчега-842». Конец информации.

- Вельзевууул! Няня заманивает меня под палубу, а я хочу видеть небо и тебя в нём!!! 

Серые скалы острова Коронейшн смотрели на меня с немым сочувствием. Я уже начал отчаиваться, когда голос Вельзевула настиг меня.

- Из-за чего ты так расстроился? Всё нормально. Мы коллеги, приятели, товарищи..

- По несчастью?...

- Несчастьем было полуторагодичное сидение под арктическими льдами. Но, так и быть, готов выполнить ещё одно твоё желание. Но поторопить! Айя не хочет ждать.

- Сейчас у меня есть только одно желание, - сказал я.

- Какое?

- Хотел бы повидать тебя.

- Не боишься?

- Я?!!

- Только что ты сильно испугался. Я вижу, как ты вцепился в тело этой вечно плавучей скорлупки.

Мне показалось или Вельзевул действительно смутился?

- Что может испугать человека, пережившего полуторагодичное сидение подо льдами и двухнедельный шторм в сороковых широтах?

- Информация для капитана:…

И тут я решился оторвать левую руку от поручня. Какое там! Я отнял от поручня обе руки. Ладони и пальцы мои приобрели синюшный оттенок. Я всё ещё отчаянно мёрз.

- Информация для капитана:…

- Вот она: кнопка!

Ментальный посыл для аварийного отключения бортового компьютера оказался так силён, что монитор моего браслета, пару раз моргнув потемнел, а над поверхностью океана всплыла новая картина. Казалось, океанская гладь встала на попа, вывернулась наизнанку, демонстрируя мне свои внутренности. Палуба судна под моими ногами застыла в горизонтальной плоскости, словно я опять стоял на твёрдой земле. Огромные тела китов закрывали горизонт. Остров Коронейшн словно ушел под воду, а небеса стали подобны морю. Вельзевул и Айя-Волчица медленно двигались мимо меня, лениво шевеля лопастями своих плавников. Айя-Волчица плыла в поднебесье. Вельзевул двигался тем же курсом непосредственно под ней. Рядом со своей подругой он казался ничтожно маленьким. Вокруг китов во всех возможных направлениях сновали серебристые, игольчатые тела мелких рыб. Видение было величественным, но кратковременным.

- Информация для капитана: работа системы управления восстановлена. Рекомендую взяться за поручни палубы обеими руками. Включаю обогрев поручней. Конец информации.

Киты двигались к горизонту довольно быстро. С каждой секундой их тела уменьшались в размерах. Скоро они сольются с горизонтом и… И с кем тогда я буду разговаривать? 

- Ты так и не сказал, почему не любишь Жюля Верна, - крикнул я.

Звук моего голоса слишком хриплый и слабый, отразился от поверхности воды. Услышав мой зов, Вельзевул развернулся и поплыл назад. Он торопился, я понял это потому, что тело его стало стремительно увеличиваться в размерах, делаясь при этом всё более прозрачным. Наконец тела обоих китов совершенно растворились в небе. Теперь я видел только неизъяснимо скучную в своём спокойствии поверхность южной Атлантики.

Тогда я  прокашлялся и попытался крикнуть громче:

- Почему ты не любишь… - поперхнувшись словами, я не смог докончить фразы.

- Информация для капитана: объект с кодовым наименованием «Вельзевул» находится прямо под нами. И не надо так волноваться. Конец информации.

- Вельзевууул!!!

Отвыкшие от словесных упражнений язык и гортань, плохо повиновались мне. Няня снисходительно умолкла. Ответом Вельзевула стал поднятый над морской гладью невероятной высоты фонтан. Тёплая вода хлынула на моё лицо. Палуба «Ковчега-842» покачнулась.

- Вельзевууул!!!

Ах, если бы кто-то простым человеческим ухом мог слышать меня в эту минуту! Наверное, тогда я устыдился бы собственного голоса. Но слышали меня лишь чайки. Их силуэты так похожие на латинскую букву «V» метались над поверхностью застывших вод. Их пронзительный крики были похожи на мой голос. И тогда я снова увидел своего друга. Сначала под водой, совсем близко от борта «Ковчега-842», проплыла и исчезла огромная тень. Чрез минуту она появилась снова, но теперь она  поднималась из толщи воды по спирали, всё время увеличиваясь в размерах. Океанская вода оставалась прозрачной, и через минуту я уже мог различить борозды старых шрамов на сине-серой спине. На этот раз белёсые плавники Вельзевула двигались энергично, подобно чаячьим крылам на взлёте. Я невольно отшатнулся, когда тело кита вымахнуло из воды. На короткое время огромное, в несколько сотен тонн, продолговатое туловище зависло над водой. Оно повернулось на девяносто градусов и обрушилось на поверхность океана боком. Но прежде, чем Вельзевул ушёл под воду, наши взгляды встретились. Да, я совершенно уверен, что успел узреть в печальных китовьих очах искорки воистину сатанинского лукавства.

- Жюль Верн преклонялся перед убийцами китов. Плохой он писатель, - пророкотал Вельзевул.

- Айя!!! Айя!!! – подтвердила откуда-то издалека Айя-Волчица.

© Беспалова Т.О., текст, 2017

© АНО «Национальный центр инженерных конкурсов и соревнований», 2017


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Back to top