Sidebar

С борта экраноплана море всегда выглядит по-другому. Не так, как с прогулочной палубы круизного лайнера или даже с яхтенных вант. Глаза видят легкое волнение, и ноги привычно пружинят, чтобы компенсировать качку, но… Машина невесомо скользит в полутора метрах от поверхности, идет ровно, спокойно, чуть задирая нос во время плавных маневров. По случаю хорошей погоды опущены штормовые экраны, на прогулочной палубе можно даже загорать. И если бы не свистящий на солидной уже, полукрейсерской скорости ветер, от которого приходится то и дело придерживать шлем с камерой – можно подумать, что сидишь в новомодном VR-кинотеатре с полным погружением. Даже вон соленые брызги на лице не просыхают: отличные спецэффекты, молодцы виртуальщики!

А волнение, кстати, сегодня почти предельное, еще на полбалла повыше – и «Реголит» бы в рейс не вышел. Вон и океан из темно-синего превращается в матово-серый, как всегда бывает на Пацифике перед мощным ураганом. Налетит завтра шквал, океан рассвирепеет, волны полезут за пять, а то и шесть баллов – и встанет на прикол вся «лунная» флотилия. По старой традиции экранопланы проекта «Лунь» называли селенитскими терминами: «Реголит», «Кратер», «Маскон», «Тейя», «Эйткен», и, увы, транспортные версии грозной боевой машины сохранили все недостатки, присущие ударным ракетоносцам. Мореходность не превышает трех баллов, особенно с грузом.

Кирилл мельком подумал, что ему повезло. Конечно, челночные баржи снабженцев ходили на «Реплекс-Аква» в любую погоду, но с недавнего времени, как только «Гринпис» развернул свою блокаду, каждый такой рейс превращался в приключение сомнительного свойства. А подставлять свои блокадные скорлупки под экраноплан они не рискуют, раздавит – и фамилии не спросит. Не специально, просто не успеет затормозить. При скорости в сто восемьдесят узлов время реакции у многотонной махины – секунд двадцать, как минимум. Луноходом управлять и то проще.

- Любуетесь, пан Ловчий? – прозвучал за спиной знакомый голос. – Рано пока. Они за мысом прячутся, ждут, когда CNN или BBC подвесят свою вертушку. Эти ребята без камер ничего не делают, им же отчитываться надо…

Инспектор Бржиза встал рядом, с опаской потрогал прозрачный обтекатель, словно боялся, что он вот-вот лопнет под силой набегающего воздушного потока. Кирилл осторожно пожал ему лапищу: при первом знакомстве словак едва не раздавил ладонь своей медвежьей хваткой.

Как относится к словоохотливому инспектору, Кирилл Ловчий еще не решил. С одной стороны, инспектор Службы экомониторинга ООН – это серьезно, с учетом, какая каша заваривается вокруг острова. Но на словах он явно симпатизировал агентству, а «Корона» сейчас не в той ситуации, чтобы разбрасываться союзниками. Плавучий космодром «Реплекс-Аква» готовится к серии ракетных пусков; первый частный в России, между прочим. Конечно, без государственного участия не обошлось, но формально корпорацией  руководит Совет Директоров, а не Роскосмос. И вот, когда согласно заключенным контрактам ракетоносители собственной разработки «Короны» готовятся вывести на орбиту полтора десятка спутников от разных заказчиков, поднимается страшный шум.

О, конечно, первые запуски никого особо не волновали: ну, балуются там что-то русские олигархи, ради бога. С жиру бесятся. Пусть жгут нефтяную прибыль в соплах любимых игрушек, все равно у «Гелэкси Экс» килограмм полезного груза дешевле получается. Состязаться с НАСА, ЕСА, CNSA и Роскосмосом по объемам частники не тянут, а вот перетащить на себя весь рынок коммерческих мини-спутников «галакты» вполне в состоянии. И вдруг – как гром среди ясного неба: «Корона», купившая законсервированный «Морской старт», модернизировала платформу, отбуксировала ее в прибрежную зону республики Кирибати и произвела один за другим пять успешных тестовых пусков.

- Смотрите, вот он!

Двигатели сменили тон с сиплого рычания на низкий, почти инфразвуковой гул, выходя на максимальную мощность. «Реголит» выскочил на траверз мыса, прикрывающего внутреннюю лагуну. Где-то там остались рабочие поселки с оригинальными названиями Лондон и Париж, сборочные цеха «Короны» и огромные цистерны дизельного топлива, из-за которых и разгорелся весь сыр-бор.

Именно в этот момент Кирилл разглядел на сверкающей в закатном солнце поверхности океана разноцветную букашку. На таком расстоянии она все равно казалось бы черной, но яркие лучи высветили раскрашенные борта «гринписовского» DOWA. Это был не тот, старый Defender of Wild Animals, потопленный по слухам намеренным тараном японских китобоев. На выплаченную компенсацию зоозащитники купили очередной списанный траулер, подлатали и раскрасили в радужные цвета, как того требовала традиция. Пепел Rainbow Warrior, так кстати подорванного французской разведкой в далеком 1985-м, служил Гринпису хорошим пиаром вот уже четвертое десятилетие.

Вот, значит, как. Вместо собранных со всего света яхт с добровольцами «зеленые» решили сразу выкинуть главный козырь. Траулер явно шел наперерез, и Кирилл с опаской разглядывал через объектив усиленный таранный форштевень. По изначальной легенде судно тоже собиралось гонять китобоев в антарктических водах, и при ремонте ему укрепили нос и добавили ледовый пояс. Если такая дура воткнется в облегченную обшивку «Реголита»…

- Он собирается идти на таран?

Бржиза рассмеялся:

- Зачем? Телекамер пока нету, перед кем спектакль разыгрывать? Наверняка с борта сейчас спешно звонят в пресс-центр, но вертолет уже явно не успеет. Не ожидали они, что капитан Серов рискнет выйти в таких условиях. Подвел их прогноз! Теперь они уже не достанут на своей посудине разогнавшийся «Реголит». Хотел бы я знать, что он везет, кроме нашей группы, а?

Ловчий знал. Экраноплан вышел в тестовом режиме с грузом оборудования и запчастей. Раньше «Луни» возили на «Реплекс-Аква» лишь рабочую смену да кое-какую побочную повседневку. Контейнеры же таскали две пенсионного возраста баржи, арендованные у местного правительства. Но в условиях неожиданной блокады руководство «Короны» решилось на рискованный шаг. И «Реголит» пошел к морскому старту на самой грани мореходности с полной загрузкой.

- Вы же знаете, инспектор, завтра утром на платформе назначена пресс-конференция.

- Знаю, знаю… Ваши будут втирать всему миру, что запуски абсолютно безопасны. Только вот эти ребята, - он кивнул в сторону радужного кораблика, который теперь все больше отставал от стремительного «Луня», - не зря гребут свои гранты. Они еще попортят вам кровь своим заповедником.

- Кому – нам? Я не работаю в «Короне», пан Бржиза.

- Да ну? Популярнейший видеоблогер, восходящая звезда Ютуб, сам по себе решил отправиться в командировку через полмира? По воле, так сказать, сердца. Зов дальних странствий и все такое. Или вы едете сюда в отпуск за интересными впечатлениями для своих подписчиков? У вас 10 миллионов просмотров, Ловчий. Вы не работаете В «Короне», само собой. Вы работаете НА «Корону».

Кирилл пожал плечами. Проницательный, черт! Не стоило с ним вообще разговаривать, он же мужик ушлый, по паре слов и намеков уже нарисовал себе всю картинку. Сколько не следи за речью – обязательно ляпнешь что-нибудь. Бржиза, конечно, лишь наблюдатель, никаких реальных рычагов у него нет, но когда вся местная возня наконец выйдет из кулуаров на высокие трибуны ООН, его слово может быть очень веским. А уж «Гелэкси» не постесняется его подмазать, если до этого дойдет.

- Я многих спрашивал здесь, - задумчиво продолжал инспектор. – Кто настоял на буксировке старта именно сюда? Кирибати сдавало свои прибрежные воды по дешевке? Я понимаю, что местная зона считается самой удаленной от основных морских путей, поэтому запуски будут совершенно безопасными, но ведь…

Он многозначительно поднял палец и оглянулся на Кирилла.

- Заповедник! В архипелаге Лайн бешеное количество редких птиц, практически Красная Книга в натуре. На самом атолле – пять закрытых зон. И вы думали, что зверофилы смолчат?

Бржиза назвал активистов «Гринпис» обиходным прозвищем, но по-английски, а не по-русски. Прозвучало забавно, Кирилл против воли улыбнулся.

Да, птичий заповедник на острове Рождества – оружие безотказное. Бедные птички веками прилетали на живописные экваториальные скалы, чтобы выводить детенышей, а тут… русские со своей грубой, ненадежной, топорной техникой. Экологи бьют тревогу, опасаясь, что громкие ракетные старты распугают пернатых, а падение отработанных ступеней и несгоревшие компоненты топлива полностью разрушит уникальную экосферу острова.

Длинный и узкий, словно наконечник македонской сарисы, «Реголит» вышел на маршрут и разогнался до крейсерской. На такой скорости от ветра не спасали даже обтекатели, и Кирилл решил спуститься вниз, здраво рассудив, что океанские красоты можно транслировать и из закрытого носового салона. По изначальному проекту «Луней» там должен располагаться командный пункт ракетного оружия, но в сугубо мирной машине конструкторы сделали что-то вроде крошечной кают-компании – угловой диван, несколько кресел, автоматы с закуской и пара фикусов. Не «Титаник», конечно, но усталому путешественнику хватит с головой. Лишь бы Бржиза не потащился следом со своими вопросами.

Кстати, некоторые из них Кирилл и сам не постеснялся бы задать. Если бы знал кому. И первый – зачем его пригласили? Если судить по скорости развертывания пускового комплекса, таинственный руководитель «Короны», скрывающий свою настоящую фамилию под многозначительным псевдонимом Апекс, проблемы решать умеет. И общественным мнением манипулирует не хуже, чем транспортной логистикой – вон местные на агентство едва ли не молятся. Не зря же пиар-служба расшифровывает громкое название как «Космос-Россия-Надежда».

Может, для этого Кирилла и позвали? Да еще разрешили притащить новомодный гаджет для видеоблога в реальном времени – чтобы все его подписчики посмотрели на «Реплекс-Аква» буквально собственными глазами и убедились. Только вот… в чем? На технические этажи и уж тем более, на стартовый стол, его не пустят, а внутренние интерьеры комплекса ничего никому не докажут. Вымыть и покрасить стены – это совсем не то же самое, что бережно провести десяток пусков рядом с заповедной красотой.

А деньги «Гелэкси» работают во всю мощь, в блогосфере и в прессе стоит такой вой, что можно подумать, будто русские направленной реактивной струей намеренно выжигают беззащитных птичек. Космическое агентство «Корона» для «галактов» – прямой конкурент по коммерческим запускам, и если первые плановые старты пройдут столь же удачно, как и тестовые, то российская компания имеет все шансы отобрать у них львиную часть заказов. И «Гелэкси», разумеется, спит и видит, как бы помешать прогрессу соперника и дискредитировать «Корону» в глазах мирового сообщества. Вот и DOWA2 совершенно не случайно приперся аж с Гавайев со своей распиаренной блокадой. С той стороны тоже умеют рулить информационными потоками.

Пан Бржиза появился через полчаса. Легок на помине. Потер раскрасневшееся от ветра лицо и решительно подсел к Кириллу.

- Только не смотрите на меня, пан Ловчий, не хочу маячить своей красной рожей на экранах ваших подписчиков. Звук-то хоть не транслируете?

Кирилл покачал головой. Микрофон он отключил еще на причале – как только услышал дикий рев турбореактивных двухконтурников «Реголита». Даже в прогревочном режиме они забивали канал так, что при сжатии для Ютуба в колонках останется один низкочастотный гул. Да и вообще – мало ли что ляпнешь за кадром не в настроении. Лучше потом на самые эффектные сцены комментарий наложить.

- А что, - Кирилл посмотрел на инспектора с недоверием, - вы хотите поделиться со мной какой-то секретной информацией? Так у меня нет договора о неразглашении с ООН.

- Перестаньте. Моему руководству глубоко плевать, что здесь происходит. Но любому, у кого есть глаза, понятно, зачем и с чьей подачи в акватории ошивается DOWA2.

- И с чьей же?

- Ха! Вы незаметно включили запись и теперь хотите, чтобы я сказал это на камеру? Увольте, Ловчий. С такой фамилией вам стоит быть похитрее. Экологи прибыли сюда не сами по себе, и без поддержки они бы никогда не стали действовать столь агрессивно. Смотрите, активисты блокируют подвоз топлива на космодром, лишив пусковое оборудование необходимой энергии. Баржи просто не могут подойти к платформе. Это совершенно в духе их прежних «героических» деяний: подставляться под удар, намотать сети на винты… возможностей много. Но, получается, они настолько хорошо разбираются в обеспечении космодрома, что сами сообразили бить по наиболее узкому месту? Нет топлива для вспомогательных систем – нет энергии – нет запуска. Когда баржи тащили разгонные блоки, они ведь спокойно стояли в сторонке. Груз почти стратегический, за его блокаду их бы никто по головке не погладил. Да и ущерба окружающей среде никакого, это ведь просто болванки. А вот топливо… Подходящая страшилка для обывателя, особенно если перед репортажем о доблестной миссии зверофилов сделать пару врезок о гидразине или гептиле. Эпическая битва с подобной гадостью выглядит совершенно оправданной.

- «Корона» не использует гидразин, тем более – в электрогенераторах!

- Да какая разница! Гидразин – отличный жупел, и каждое масляное пятно, которое обнаружат в радиусе тысячи километров, поставят вам в вину. - Бржиза мельком посмотрел на Кирилла и поправился: – Вашим нанимателям. Или, не дай бог, дохлую рыбину. Думаете, рядовой потребитель новостей что-то в этом понимает? Ему покажут, кого надо ненавидеть, и он, как собачка Павлова, испытает условный рефлекс. Выделяется слюна, команда «фас» подана – можно жрать. И миллионы пользователей лепят на аватары бортовую эмблему DOWA в знак солидарности. Блогосферу лихорадит: тысячи постов, призыв, лайки, акции поддержки. А время-то поджимает. Благоприятное окно для запусков вот-вот закроется, Пацифик – это не только короткая орбита и уменьшенная сила тяжести, это еще и сезонная смена погоды.  И у «Короны» почти не осталось пространства для маневра: либо применять силу, либо отказаться от выгодных контрактов, что приведет к невероятному ущербу для репутации и фактически – к банкротству.

- Вы преувеличиваете, пан инспектор.

- Если и так, то не слишком сильно. Посмотрите, сколько прессы вдруг набежало в это забытое богом местечко! CNN, BBC, Евроньюс, Фокс… А вот АрТи вашего – нет. И китайцев нет, хотя Тихоокеанские проблемы для них не чужие. Какие-то стрингеры, блогеры… нет, я не про вас, пан Ловчий. Про других. Как вы думаете, зачем здесь столько репортеров? Никто не знает, что может произойти, но все почему-то готовы к сенсации… Навал, таран, захват. Помните древнюю формулу «неизбежные на море случайности»? Так вот: самая лучшая случайность всегда подготовлена заранее. Вслух не скажу – кем. Сами догадаетесь, не маленький.

А что тут говорить? Ежу понятно, что любой из предложенных Бржизой вариантов немедленно попадет на первые строчки новостных лент. Не зря здесь пасется столько СМИ, тут он прав. Ждут событий, стервятники чертовы. Что бы «Корона» ни сделала, негативный имидж ей обеспечен. Либо ненадежного партнера, который не выполняет предписанные контрактом обязательства и сроки, либо кровавого сатрапа, готового подавить «мирные» протесты грубой и чрезмерной силой. На борту DOWA2 наверняка для массовки болтается с десяток тоненьких девчонок и субтильных очкариков. Само собой, сети ставят не они, а молчаливые крепыши с водолазной подготовкой. Но позируют на камеру-то – как раз худенькие ботаники с горящим взором. Стоит такой лапочке с заломленными руками попасть в объектив – и кадр на Пулитцеровскую премию готов.

Агентству потом по гроб жизни не отмыться.

Когда на горизонте появилась черная клякса, Бржиза извинился и ушел собираться. А Кириллу пришлось стойко держать захватом экшен-камеры стремительное приближение комплекса. «Реплекс-Аква» вырастал в размерах, сначала темный, но с каждой сотней метров он светлел, пока не стал ярко-белым, как искусственный снег под новогодней елкой.

Обычно при словах «нефтедобывающая платформа» представляешь себе нечто грязное и неопрятное в мазутных пятнах и радужных разводах. Но сейчас перед глазами и всевидящим оком блогокамеры стартовая площадка «Реплекс-Аква» выглядела едва ли не нарядной игрушкой с рождественской картинки. Выкрашенные в белый цвет борта и ниспадающий с огромной высоты водопад технической забортной воды напоминали скорее фантастический эльфийский замок. Солнце уже зацепило краем бескрайний океанский горизонт, и нежно-розовые блики от закатных лучей превращали панораму в нереально живую иллюстрацию к романам Толкиена или Льюиса.

«Лунь» сбавил ход, огибая вынесенную вперед над морем широкую ладонь стартового стола. Платформа еще немного покрасовалась перед редкими гостями, пока экраноплан подрабатывал бортом к швартовочной площадке.

- Говорит командир высокоскоростного транспортного аппарата на динамической подушке Серов. Мы прибыли на рекомбинантный пусковой комплекс компании «Корона». Прошу всех пассажиров собраться у шлюзов правого борта для досмотра.

Четко, по-военому. Наверняка этот Серов какой-нибудь бывший кавторанг с Каспиской флотилии. Не привык он к пассажирам. Как в аэробусах обычно: «Благодарим вас за выбор нашей авиакомпании!»

А тут какой выбор? Баржа, которую бдительно пасут зеленые, вертолеты, но на вылет каждого нужно получать отдельное разрешение у властей острова – и экраноплан. Вот и погрузили всех гостей утренней прессухи на вовремя подвернувшийся «Реголит».

В гулком и пустом приемном ангаре сгрудившееся стадо пассажиров бойков сортировали две изящные девушки в фирменных комбинезонах «Короны» с привычным уже логотипом. Кирилл и сам не заметил, как бушующее пламя скрытого затмением светила сопровождало его практически всю поездку: от выданной папки с материалами до огромной эмблемы на рубке «Реголита» и совсем уж титанической – на борту «Реплекс-Аква».

- Пройдите сюда, пожалуйста.

- Мистер Кагосима, с вами хотят поговорить.

- Добрый вечер, мистер Бржиза. Рады видеть вас на борту.

Ловчий не успел разглядеть, куда забрали инспектора, как подошла его очередь.

- Добрый вечер, господин Ловчий. Предъявите, пожалуйста, ваш биометрический чип.

Кирилл с недоумением протянул карточку. В последний раз полный скан документов с него спрашивали при досмотре в Каирском аэропорту.

Но девица так ловко управилась с контролем, что он даже не успел толком возмутиться. Ну и формы у нее были что надо, поэтому приходилось все время держать изящную фигурку под прицелом камеры. Судя по всему, она прекрасно об этом знала, поэтому немного порозовела то ли от смущения, то ли от удовольствия.

- Прошу прощения за проверку, но вы должны нас понять. В сложившихся обстоятельствах приходится быть подозрительным, как настоящий параноик.

Она улыбнулась так мило и непосредственно, что Кирилл почувствовал, как поднимается у него настроение… и количество постоянных подписчиков.

- Сюда, пожалуйста. Через правый проход и вниз, вдоль красной линии. Комната номер 11. У нас, конечно, не отель, но, надеемся, что условия размещения вас удовлетворят. В путешествиях же всегда бывает немного по-походному, правда?

Кирилл изобразил неловкий поклон, чем привел красавицу в еще большее смущение.

- Осторожнее в коридорах, господин Ловчий. У нас довольно темно.

- Руководство экономит на освещении?

Девушка вернула документы, но ничего не ответила, лишь пожала плечами. Ну да, корпоративный дух, что поделаешь. Разве можно признаться на камеру, что крупнейшей в мире частной космической компании не хватает электроэнергии на космодроме? Начальство точно не одобрит.

Комнатка оказалась настолько спартанской, что Кирилл даже поначалу подумал – не ошибся ли он дверью? Двадцать минут блуждания по темным коридорам, десятки низких переборок, из-за которых то и дело приходилось наклоняться, чтобы не разбить камеру. А сколько раз он умудрился споткнуться об комингс – страшно вспомнить.

Но красная линия вывела его в небольшой аппендикс с десятком одинаковых дверей с задрайками.

Маленькая и узкая, комната больше напоминала ночлежный бокс в японских капсульных отелях. У дальней стены – функциональный стол-кресло, розетка (Кирилл сразу проверил – ток есть) и плафон светильника. Кровать вделана в стену, а поверх хрустящего белья натянуты ремни-фиксаторы на случай качки. И все. Как будто студенческий хостел для любителей «посмотреть мир» за копейки.

Кирилл выглянул в коридор – нет, номер вроде правильный. «11» на черном фоне неизменного логотипа «Короны». У противоположной двери возился Бржиза, кивнул, но против обыкновения ничего не сказал. Даже удивительно.

Буклет в изголовье кровати ничего не объяснил. «Приветствуем вас на борту…» и прочее бла-бла-бла. Вложенный листочек расписания обещал начало прессухи в полдень по местному и еще «несколько интересных сюрпризов».

Он расположился за столом, подключил планшет и стал набрасывать комментарии к самым популярным сегодняшним роликам. Разгон «Реголита» до крейсерской и швартовка к пусковому комплексу лидировали по количеству просмотров, и Кирилл получил уже несколько заманчивых рекламных предложений.

Так и просидел до глубокой ночи – подписчики требовали подробностей. Кое-кто интересовался именем и инстаграм-аккаунтом девушки из «Короны», другие спрашивали, нет ли неприятных ощущений из-за качки. Но большую часть интересовали запахи на платформе, выдают ли на входе противогаз и не лежат ли на палубах мертвые птицы. По запросам западных зрителей Кириллу даже пришлось пообещать небольшую видеоэкскурсию. Утром.

Он потер ладонями лоб, подвигал плечами, разминая уставшие мышцы. И уже собирался ложиться, когда в дверь постучали.

Разумеется, на пороге стоял Бржиза.

- Уже устроились? Ну, вам не привыкать, настоящий блогер всегда в путешествиях. Условия не шокируют?

- Видал и похуже.

- Ага! То есть они приглашают гостей, чтобы создать себе хороший имидж, но не облизывают нас по самую макушку, а рассовывают в какие-то собачьи будки. Странный выбор, не правда ли?

- Простите, но я…

- Потом выспитесь, Ловчий! Вы же приехали сюда снимать, так снимайте же, черт вас дери! Неужели у вас нет никаких вопросов? Где командно-сборочное судно, на котором есть и гостевые каюты, и чудесный зал для презентаций? Куда оно ушло и что делает вдали от любопытных глаз наших «зеленых друзей»?

- Вы слишком подозрительны, пан Бржиза.

- У меня такая работа. Я смотрю не то, что мне хотят показать, а то, что пытаются скрыть.

- Да нам пока ничего не показывали. Как я понимаю, все экскурсии завтра, сразу после пресс-конференции.

- Вот именно. А сейчас – вы ничего не слышите?

Только теперь Кирилл понял, что ему так мешало все это время: странный отдаленный гул и глухие удары.

- Включайте камеру и пойдемте, пан Ловчий. Мы еще сумеем удивить ваших подписчиков, и вы, в полном соответствии с фамилией, поймаете удачу за хвост.

Пожав плечами Кирилл нацепил шлем, выкрутил по максимуму цифровую диафрагму – если на платформе по-прежнему экономят энергию, снимать придется во вполне романтической, но очень неудобной полутьме.

Они долго поднимались по каким-то лестницам и аппарелям, похоже, Бржиза успел неплохо изучить план «Реплекса». В прямом доступе его, конечно, не было, но строительная документация японских верфей наверняка сохранилась. Надо только знать, где искать.

Инспектор вытащил Кирилла на какую-то продуваемую всеми ветрами узенькую галерею, огороженную высоченными штормовыми перилами. Но в первое мгновение от сильнейшего удара по глазам Ловчий ничего этого не увидел. Ярчайшая волна света, столь непривычная после редких ламп в коридорах платформы ослепила его словно ежа на дороге. Автоматическая настройка экшен-камеры тоже запищала от перегруза, Кирилл стянул шлем и прикрыл лицо ладонью.

- Впечатляет, верно?

- Зачем такая иллюминация, если они экономят энергию?

- Подождите, Ловчий, с вопросами. Глаза привыкнут к свету – и мы все узнаем. Безопасность «Короны» перекрыла все подходы к стартовому столу, но я смог обнаружить вот этот маршрут. Похоже, технический, про него никто и не подумал…

Зрачки постепенно отходили от бешеного светового удара, и любопытные гости смогли разглядеть залитую яркими огнями пусковую площадку, где  шла лихорадочная работа.

 Вокруг страховочных опор ракетоносителя «Квант» суетился целый муравейник людей, автокары тянули к старту исходящие перламутровым в свете прожекторов паром большие газгольдеры с жидким кислородом. Чуть в отдалении, среди мешков с песком, посверкивали бледные и жалкие в яростной световой вакханалии огоньки электросварки. Опущенный предохранительный щит свисал к самым волнам, словно мешая любопытному океану заглянуть на стартовую площадку, заинтересовавшись, что же там задумали эти беспокойные людишки.

А сверху, на редких темно-фиолетовых облаках, венчал всю эту деловую суету световой купол. Как самая настоящая корона с эмблемы агентства.

- Ну?! – спросил Бржиза, как показалось Кириллу, даже с некоторым торжеством. – Видите?

- «Корона» готовится к старту.

- Завтрашнему старту. Непосредственно к пресс-конференции, чтобы отчитаться перед заказчиками. Снимайте же, Ловчий! У вас в руках сенсация! Если подвозят окислитель, до запуска остались считанные часы. «Корона» уверена, что груз пройдет через блокаду, а значит, баржа снабжения попытается прорваться ночью!

Бржиза хлопнул Кирилла по плечу с такой силой, что тот пошатнулся. После чего инспектор хохотнул и потащил своего спутника назад, в темное нутро пускового комплекса.

Несмотря на бурную ночь, сон не шел – ему всегда не спалось на новом месте. Да и после слов Бржизы Ловчий постоянно прислушивался к внешним шумам. Потому и заснул только под утро, скорее даже забылся беспокойной дремой. Часа на три. Проснулся свежий, как деревенское молоко, и, наскоро перекусив у импровизированного шведского стола, отправился в конференц-зал.

Кирилл надеялся, что будет одним из первых и немало удивился, когда увидел забитую до отказа комнату. Она была слишком тесной для собравшейся толпы, слишком маленькой, как и все на «Реплексе».

А толпа бурлила, переговаривалась, то и дело заглядывая в коммуникаторы и планшеты. Похоже, пока они с инспектором прыгали по железным лабиринтам комплекса, во внешнем мире случилось что-то экстраординарное.

Среди прочих Кирилл заметил и Марию Карелину, журналистку медийного канала «Космическая Россия», фактически – «лицо» всех новостей Внеземелья. Ее отстраненную холодную улыбку прекрасной инопланетянки, невозможно спутать ни с чем. Говорят, в Японии от ее внешности просто с ума сходят, присвоили чуть ли не культовый статус, а телеканалы наперебой приглашают Марию ведущей. Впрочем, она неизменно отказывается, хотя суммы там, говорят, просто фантастические.

Но зачем быть очередным айдолом в чужой стране, когда можно оставаться идеалом для всего мира?

Единственная из всех Мария сохраняла спокойствие египетского сфинкса. Впрочем, про нее шутили, что она останется невозмутимой даже в эпицентре атомного взрыва.

Заметив давешнюю девушку, ту, что встречала его на контроле, Кирилл довольно бесцеремонно протолкался к ней.

- Здравствуйте! Прошу прощения, но я, похоже, что-то пропустил. Вы не расскажете мне новости?

Ладный комбинезончик эффектно сверкнул посеребренными нитями, когда она обернулась. Поняла, что кроме Кирилла на нее смотрят еще миллионы глаз, и снова несколько смутилась. Но ответила твердо:

- Доброе утро, господин Ловчий! Подождите совсем немного, пресс-конференция вот-вот начнется. Вы получите все необходимые разъяснения.

Конечно, он так сразу не отвязался. Но красавица держалась твердо, как партизан на допросе - ничего толком из нее выудить не удалось. Разве только имя – Кристина.

Увы, для флирта совсем не было времени, да и не привык он ухаживать под прицелом собственной камеры. А подписчики требовали подробностей. Кто-то уже сыпал ссылками на ошеломительные новости, но Кирилл не успевал их просматривать. Слишком много их высыпало разом.

Но тут загорелись информационные табло, общий шум разом поутих. Камера показывала залитый солнцем океан – видимо, снимали с дрона. Он заходил с юга, и сначала в камере проплыла панорама прибрежной полосы острова Рождества, потом она ушла в бескрайнюю синюю гладь, пронеслась над бесконечной равниной океана, слегка вспененного небольшими гребнями. Шторм решил подождать, и волнение сегодня не превышало двух баллов. И наконец – как крещендо всей космической-морской симфонии – как будто прямо из-под воды вырос пусковой комплекс с зиккуратом «Кванта» на стартовом столе.

Под бравурную музыку картинку сменил привычный логотип «Короны», а на небольшую трибуну под всеобщие аплодисменты поднялась Татьяна Цветаева, коммерческий директор агентства. Волевое и обычно неэмоциональное лицо классической бизнес-леди сейчас светилось довольной улыбкой.

Она подняла руку.

- Доброго дня всем, господа. Очень рада видеть вас гостями пускового комплекса российского космического агентства «Корона». Для начала хочу поздравить всех наших сотрудников и вас, господа. Сегодня в 16.00 по местному времени состоится первый коммерческий запуск с космодрома «Реплекс-Аква». По завершению нашей пресс-конференции приглашаю всех в главный командный зал, где вы сможете увидеть старт во всех подробностях.

Журналисты разом зашумели – да так оглушительно, что Цветаева едва заметно поморщилась. Когда полсотни человек разом выкрикивают что-то, тянут руки, выбрасывают вперед микрофоны можно подумать, что взорвалась небольшая акустическая бомба.

Она показала на самую активную даму в первом ряду. Та с достоинством поправила бейджик, издалека Кирилл не смог прочитать ее фамилию, опознал лишь синий логотип Fox News с двумя полосами юпитеров.

- Анни Торрес, Фокс Ньюз. Скажите, мисс Цветаева, как вы собираетесь осуществить запуск, если флотилия «Гринпис» во главе с флагманским кораблем DOWA2 блокировала подвоз необходимых материалов. И сейчас, насколько я знаю, челночная баржа с топливом для систем космодрома намертво встала в проливе из-за аварии винтов.

Татьяна кивнула, и вместе с этим движением экраны за ее спиной сменили картинку. Неуклюжая, как кашалот на мелководье, огромная и неповоротливая баржа застыла в окружении целого флота лодочек и яхт. Активисты «Гринпис» что-то кричали в мегафоны, то и дело ныряли в воду со своих скорлупок, а у кормы застывшего левиафана кипела какая-то лихорадочная работа. Моряки «Короны» подтащили пожарные рукава и отгоняли «зеленых» струями воды, но это не слишком мешало им наматывать все новые и новые метры сетей на рулевые винты баржи.

- Действительно, нарушая все нормы морского права и соглашения о свободном торговом судоходстве между странами АСЕАН, экологические террористы неизвестной организации заблокировали движение в проливе, остановив наше судно снабжения «Табуаэран». Но я не думаю, что вам стоит волноваться на эту тему, дорогая мисс Торрес. Прямо сейчас…

Незаметный знак – и картинка снова сменилась. Кирилл чуть не вскрикнул от неожиданности.

В кадре два соединенных наподобие катамарана экраноплана тащили из лагуны огромную цистерну, похожую на мыльный пузырь. Корабли уже миновали полосу прибоя и набирали скорость для крейсерского хода.

- …прямо сейчас все необходимое для удачного старта везут к нам на «Реплекс-Аква» скоростные экранопланы «Реголит» и «Маскон». Раньше эти корабли не перевозили груз такого размера, но вчера мы испытали ходовые возможности при полной загрузке и критическом волнении. Испытания прошли успешно, вы сами могли это заметить, ведь «Реголит» как раз и доставил сюда всех вас.

Камера едва слышно пискнула. Кирилл чуть не выругался вслух – не хватало еще технических проблем! Он быстро переключил на запись, ничего, прямая трансляция, конечно, предпочтительнее, но информация из первых рук тоже наберет ему миллионы просмотров. А происходит нечто очень веселое: «Корона» натурально обвела «галактов» вокруг пальца!

- Экранопланы семейства «Лунь» гораздо быстрее обычных транспортов, поэтому мы вполне уверены, что все необходимые для старта материалы прибудут точно в срок. Что же касается заблокированного «Табуэрана», не волнуйтесь, на его борту не было ничего ценного, так, небольшая партия вспомогательных грузов. Мы уже обратились в Службу береговой охраны Республики Кирибати, чтобы они помогли освободить судно от террористов.

На полминуты журналисты потеряли дар речи. Кто-то лихорадочно набирал текст на смартфоне, кто-то пытался вывести на экран спутниковую карту района.

А на панорамных плазменных мониторах за уверенной Цветаевой импровизированный экранокатамаран, словно издеваясь над тайным планом «галактов» по широкой дуге обходил устаревшую посудину «зеленых».

- Прошу прощения, господа. Совсем забыла вас предупредить – сейчас вы не можете связаться со своими новостными агентствами. Пока не пребудет топливо для генераторов, нам тут, на «Реплекс-Аква», приходится экономить каждую кроху энергии. Поэтому мы отключили ретрансляторы мобильной и спутниковой связи. Приношу свои извинения за доставленные неудобства, буквально через час вы сможете отправить эксклюзивный материал во всемирную Сеть. Уверена, зрители и подписчики с нетерпением ждут новостей об уникальной операции нашего агентства.

- Кхм… - Бржиза первым пришел в себя и поднял руку. – Я правильно понимаю, что вы специально подставили пустой транспорт, чтобы экранопланы смогли проскользнуть незамеченными?

- У вас странная терминология, пан Бржиза. «Подставили», «проскользнуть»… На борту «Табуэрана» находится, например, почта с посылками для сотрудников, которые разлученные со своими семьями люди ждут уже второй месяц. А также… - она чуть помедлила, наслаждаясь эффектом, - …оборудование для сборки плавучих понтонов с солнечными батареями. Мы давно хотели перевести повседневное питание космодрома на экологически чистую энергетику, но, к сожалению, террористические атаки не дали нам это сделать. Поэтому первый пуск пройдет по старой схеме – мы ведь связаны обязательствами по контрактам перед заказчиками и обязаны выдерживать сроки. А когда Береговая охрана освободит задержанный груз, мы начнем сборку батарейных полей. Сразу после запуска я расскажу об этом на отдельной презентации. Тогда вы и сможете сообщить обо всем своим нанимателям, дорогой пан Бржиза. А пока, к сожалению, они на какое-то время останутся в неведении относительно наших новостей. И не смогут ничего предпринять. Вы ведь знаете: проблемы со связью…

Инспектор весь пошел красными пятнами, но смолчал. А Кирилл увидел, как у входов появились несколько крепких парней в неприметных черных костюмах. Служба безопасности «Короны» взяла под контроль весь небольшой зал, где проходила пресс-конференция.

Вот значит, кто такой пан инспектор. То-то он так стремился все знать, что да почему.

- И еще одно, господа. Пока до старта остается около получаса, я хочу вам кое-что напомнить. Вы знаете, что некоторые организации обвиняли нас в промышленной деятельности и ракетных стартах, загрязняющих окружающую среду, в заповедной зоне острова Рождества. Мы согласовали этот вопрос с республикой Кирибати и получили все необходимые разрешения, но никто даже и не думал прислушиваться к нашим доводам. Мне кажется, сейчас пришло самое время напомнить вам одну милую подробность. В 1962 году Соединенные Штаты провели в акватории «птичьего заповедника» 22 ядерных испытания по программе «Доминик». Максимальная мощность взрыва «Бигхорн» - 7,65, то есть почти 8 мегатонн. Неужели мир забыл об этом? – Татьяна лучезарно улыбнулась прямо в расстрельную батарею объективов и микрофонов. – Двадцать два ядерных взрыва, господа. Мы готовы представить данные, а также финансовые отчеты по вложениям, которые пришлось сделать «Короне» для рекультивации зараженных пространств. Или вы не доверяете нашим системам мониторинга? Тогда проведите радиационные замеры сами, и вы получите массу неожиданной информации. 

© Чекмаев С.В., текст, 2018


Комментарии   

#1 billige lommeknive 15.07.2018 20:12
Yooս are so cool! I do nnot tһink I've read a single thing like that
before. So good to discover another person with some genuine thoughts on this issue.
Reаlly.. many thanks ffor starting this up. This web site is one
thing that is required oon tthe internet, omeone with ѕome originalіty!


Have a look aat my site: billige
lommеknive: https://www.nyttigbras.dk/nyttigbras-blog/alox-lommeknive-2018
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Back to top