JB Newstream 2 - шаблон joomla Видео

Sidebar

Мы другие,

Мы не этих людей дети.
Мы не этих племен герои,
И мы непонятны многим
Серьезным и строгим.

Лет тридцать назад всем казалось, что вот ещё мгновение и мир примет нас в свои объятия.

Мы станем с Европой, Америкой и даже Австралией единым народом. Мы смеялись над фильмами, где Голливуд изображал русских (ну тогда советских) коварными, тупыми и злыми. И думали – вот оковы в виде железного занавеса упадут, растают стереотипы, и все увидят нас такими, как мы есть, ничем не отличающимися от них. А всех этих страшных русских сержантов из «Рэмбо» или деспотов из «Доктора Живаго» в светлое будущее не пустят. Потому что мы на самом деле не такие.
Так мы думали. Тогда даже стали появляться фильмы из Голливуда, где русских уже изображали не исчадиями ада. Но прошло совсем немного времени, и все вернулось на круги своя. Опять мы империя зла. Ну, если не зла, так просто "страна-агрессор". Если вернуться лет так на сто назад, то можно заметить, что и тогда Россию представляли страшным монстром, душащим Европу, а наша интеллигенция пыталась понять, кто мы такие и каково наше место в мире. На память приходит в основном блоковское «Да, скифы - мы!"
Потом долго не задумывались над этим, ясно было, что новая общность людей «советский человек» не терпит никакого сомнения в исключительности. Но сейчас мы опять стоим на перекрестке мира и думаем: а где наша дорога? Чем же мы отличаемся от них считающих себя цивилизованным западом? Про восток поговорим другой раз.
Хотелось бы сразу сказать, что сравнивать поведение наших туристов в Турции или в Италии и местных жителей не будем. Это отдельный разговор, требующий совсем другого подхода. Да и не хочется писать - вот мы это, вот мы то… Лучше давайте подумаем, что наши люди никогда не сделали и не сделают. Это, скорее всего, и может показать, чем мы отличаемся. Конечно, всё охватить невозможно, давайте хотя бы немножко проанализируем... Например, тему литературы (или кино, раз уж оно постепенно заменяет её нам).
Начнем издалека. Сказки. Обычные детские сказки. Колобок, Иван Царевич, Василиса Прекрасная. Но никогда – Синяя Борода. Конечно, нельзя сказать, что у нас нет страшных сказок. Есть. Но наши сказки посвящены борьбе добра со злом, но никак не злодеяниям извращенцев. Нет зла ради зла. И потому позже не появился жанр хорора, в таком виде как он существует там.
Мы не боимся клоунов, как боятся его читатели Кинга. И не потому, что наши писатели не могут так ярко писать. Просто это не наше. Даже великий Гоголь писал нестрашно. Хотя вещи описывал жуткие. И Дракула, как его не пытаются представить почти русским графом – не наше. Даже такая кровавая история, какую описал Достоевский в «Преступлении и наказании» превратилась в роман высшей степени гуманистический.
И, что бы не говорили о том, что люди в послереволюционной стране превратились в винтики великой машины, у нас не появились такие фильмы как «Матрица» и «Бразилия». Идея полного контроля над человеком для нас неприемлема, ни в каком виде. Чтобы не говорили оппоненты. Даже страшные испытания, которые выпали на плечи нашего народа – революция, войны, не заставили нас мыслить иначе, чем мы мыслим. Гуманными категориями и верой в светлое будущее.
И ещё…маленький, но существенный момент. Мы не изображаем в кино, в литературе, в театре людей из другого лагеря (используем это старый, уже почти забытый термин) так, скажем, утрированно зловеще, как изображают нас. Нет, конечно, были художественные произведения, где и враг был комичен, и соперник ужасен, но сейчас мы говорим о тех произведениях, которые были культовыми. Если взять классику советского кино (экранизации тогда были на основе книг) – «17 мгновений весны», «Щит и Меч», ряд можно продолжить, то враг, а нацисты были и остаются врагами, не представлялся комично и схематично-омерзительно. Тут опять на память приходит фильм «Рембо 1-3» да и многие другие, которые являлись не маргинальной продукцией, а именно самой популярной. Но уже воспринимаются они совсем иначе.
И тут на память мне пришел разговор с кондуктором железной дороги на микроскопической станции "Елена" в Калабрии. Он, по акценту, узнал во мне иностранца, спросил, откуда я. А потом сразу перешел к обсуждению футболиста Шевченко, который тогда играл в Италии. Кондуктор сказал такую фразу «Только русский так может играть!». Я возразил, мол, он из Киева, а это уже не Россия. «Нет» - сказал кондуктор – «Он русский! Только русский человек может быть таким дисциплинированным, работящим и таким добрым». Вот так Италия думает о нас. Так что… Давайте оставаться нами.

© Слюсаренко С.С., текст, 2017

Back to top