Sidebar

Рассказы

  • «До Фучжоу ещё далеко!»

    - А теперь, ребята, - звонкий голос экскурсовода, белокурой девушки в фирменном комбинезоне «Северного пути», перекрыл крики чаек над заливом, - добро пожаловать на борт первого в мире подводного газового танкера «Диксона»!

    - Будь наготове, - шепнул Игорь Мите. – Держись рядом.

    - Это… может – ну его? – опасливо оглянувшись, ответил Митя. – Может, не стоит?

    - Салага, - с великолепным презрением ответил Игорь, и, не смотря на то, что был на полголовы ниже Мити, посмотрел на него как бы сверху вниз. – Боишься – так и скажи!

    - Ничего я не боюсь, - надулся Митя. – Просто… Влетит же!

    - Победителей не судят! – отрезал Игорь. – Море любит сильных!

    - Смирнов, Дорохов! – отвлёк мальчиков от разговора голос классной руководительницы шестого «Б» Аллы Семёновны. – Опять замечтались? Отстаёте!

    Спохватившись, ребята побежали догонять ушедший вперёд класс. Школьники столпились на пирсе вокруг экскурсовода. У бетонной стенки чуть покачивался на волнах огромный корабль настолько необычного вида, что неосведомлённый человек мог принять его за НЛО, сработанное умелыми щупальцами инопланетян.

  • ОСКОЛКИ

    ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ 


    — Гагарин Юрий Алексеевич?
    — Все верно, — сказал Олег. — Это я.

    Следователь перечитал первую строчку в протоколе, словно надеялся выявить в ней палиндром, и нерешительно постучал карандашом по столу.

  • «Кий»

    Часть I.

    «Должно быть, он меня любит. Ценит мои достоинства, от того в дорогом кофре содержит – в удобстве пребываю, в тепле. А может я непростой, какой ни будь редкостный экземпляр, выточенный из особой древесины? Ну, например, из Амаранта или скажем из Граба, а может даже из самого Палисандра,  инкрустированного черным Эбеном…? Судя по тому, как он ко мне относится, вполне возможно. Хоть и бережет меня, однако пользуется мной регулярно. Оно конечно, не так уж и важно из чего тебя выточат, однако, чтоб соответствовать целям потребления, надо не только правильную форму иметь – порода у древесины должна быть соответствующей, статной!

    Теперь немного о нем. Признаться, он мне тоже симпатичен. Неплохой мужик, вежливый, аккуратный такой, обходительный. Порой от него вискариком или коньячком дорогим приятно потягивает, в дорогом парфюме себе не отказывает,  в общем – эстет.

  • «Мой друг – процессор»

    Часть I.

    Ровно в восемь часов ноль-ноль минут дверь в отдел «Координации отношений государства с населением» противно скрипнув верхней петлёй, отворилась нараспашку.

    – Здравствуй народ! – огласил свое появление, начальник оного отдела Водометный Евлампий Валерьевич. Он грузно ввалился в кабинет, кряхтя, опустил себя в порядком разболтанное кресло и, не обращая внимания на подчиненных, засопел от удовольствия. Потом зевнул во весь рот и, прикрыв глаза рукой, притих на некоторое время. Дело в том, что уже много лет, Водометный приходил на работу порядком уставший.

    – Все ли на месте? – спросил он, не открывая глаз.

  • Samhain i Wrota Caer Tor

    I

                  Biegły. Pędziły co tchu, co sił w nogach, jakby gonił je sam diabeł. Była noc. Przedzierały się przez las, rozpaczliwie i nieumiejętnie, co i rusz potykając o wystające korzenie. Światło księżyca znaczyło im drogę, było ich jedyną latarnią. Z trudem pilnowały się, aby nie wpaść na jakieś drzewo. Nie oglądały się, nie patrzyły za siebie. Wiedziały, że jeśli to zrobią, to będzie po nich.

                Szeleszcząc, wypadły z gęstwiny na niewielką polanę. Przewróciły się, rwały darń. Wtedy z mroków kniei wychynęły błyszczące jak lampy żółte ślepia, a potem krwistoczerwone uszy i falujące zwały białego futra. Lśniły rzędy kłów. Słychać było niski gardłowy warkot. Zanim zdążyły zareagować, wstać czy choćby pisnąć, bestia rzuciła się na nie wielkim susem.

  • Административная грация

    (Zahme dressur... в жандармской аранжировке)

    В наши смрадные дни даже в тиши меррекюльских песков никуда не уйти от гримас и болячек родной политики: минувшим летом среди тамошних генеральш ужасно много было тревог и смущения из-за их «неопытных мальчиков». Так зовут одни из них своих сыночков, другие племянников, достаточно сомнительной марки, а третьи просто жоли-гарсонов, при взгляде на мощные плечи которых начинают согреваться пламенем былых страстей их увядшие сердца и потухающие взоры. Волнует генеральш то, что теперь опять стало неспокойно, и молодому человеку легко так оступиться, что «этого потом и не поправить». Особенно трепыхали те, у кого их жоли-крошки учатся в Московском университете, откуда армянский просветитель России рукою властной изверг профессоров Муромцева и Ковалевского. Большинство «крошек» лекциям предпочитают катки, танцклассы, но задор требует отважного геройства, и когда начальство отняло этих «властителей дум», крошки стали волноваться, делать бетизы и этим огорчать генеральш.

  • Ангел. Кот

    Посвящается моему отцу.

    Он был котом. А я – человеком.

    Так уж получилось.

    В тот день он не отходил от меня. Словно что-то чувствовал. Словно знал… Мне часто казалось, что он вообще слишком много знает для кота.

  • Бег петуха

       Памяти Сергея Тимофеева, эсквайра

       Я ждал её на том же месте, где обычно ждал в те, иные времена.

       Я ждал её уже минут двадцать, прислонившись плечом к светлокожему стволу городского тополя. В горле першило от сигарет и плотной летней пыли, щедро пропитанной бензиновой гарью, но я опять лез липкими от пота пальцами в мятую пачку, ломая спички, прикуривал; глотал с отвращением сухой и горький дым; обшаривал глазами прохожих и проезжающие мимо автомобили.

  • Беглец

    Смертельно хотелось курить — и ни одного табачного киоска поблизости. Мужчина сидел один на парковой скамейке. Брюнет. Длинные густые волосы откинуты за спину и не мешают обозревать желающим его медальный профиль: высокий лоб, прямой нос, твердая линия подбородка. Потертые джинсы, сандалии на босу ногу и слепящей белизны рубашка с короткими рукавами. Руки в меру мускулистые и загорелые.

    — Добрый день, — сказала я.

    — Привет.

    — Извините, у вас не найдется сигареты?

    Он глянул снизу вверх, и я поразилась яркой густой синеве его глаз на смуглом лице.

    — Вообще-то я не курю, но сигареты у меня найдутся.

  • Белоснежные паруса

    Декабрьский вечер, сырой и холодный, не располагает к пиву – поэтому два давних приятеля, Калитовский и Савельев, взяли по ирландскому кофе, который теоретически должен был их согреть. Они уселись в углу кафе и тихонько обсуждали свои дела. А дела были такие – Денис Калитовский на Рождество улетал в Берлин, так что Саша Савельев должен был заменить его на двух важных встречах и еще кое-что сделать – так, чтобы начальство не догадалось, что Денис сбежал, оставив поручение невыполненным.

    - У меня крыша конкретно съехала, - сказал Денис. – Вот посмотри на меня – я похож на идиота?

    Саша как-то подозрительно хмыкнул.

    - Это совершенно идиотская история. И к тому же мистическая. Мистически-идиотская. Если бы я не решил срезать угол… Сашка, я никогда в жизни этот угол не срезал! Я даже не знал, есть там проезд или нет! Веришь?

    - Верю.

  • Блины

    Вы знаете, что блины живут уже более тысячи лет, с самого, что называется, древле-славянского аb ovo…1 Они появились на белый свет раньше русской истории, пережили её всю от начала до последней странички, что лежит вне всякого сомнения, выдуманы так же, как и самовар, русскими мозгами… В антропологии они должны занимать такое же почтенное место, как трёхсаженный папоротник или каменный нож; если же у нас до сих пор и нет научных работ относительно блинов, то это объясняется просто тем, что есть блины гораздо легче, чем ломать мозги над ними…

    Поддаются времена и исчезают мало-помалу на Руси древние обычаи, одежды, песни; многое уже исчезло и имеет только исторический интерес, а между тем такая чепуха, как блины, занимает в современном российском репертуаре такое же прочное и насиженное место, как и 1000 лет тому назад. Не видно конца им и в будущем…

    Принимая во внимание почтенную давность блинов и их необыкновенную, веками засвидетельствованную стойкость в борьбе с новаторством, обидно думать, что эти вкусные круги из теста служат только узким целям кулинарии и благоутробия… Обидно и за давность и за примерную, чисто спартанскую стойкость… Право, кухня и чрево не стоят тысячи лет.

  • Больше хороших новостей

    Утром Семен Сергеевич Вакулин проснулся раньше обычного, — нынче должны были принести свежий номер «Хороших новостей». На часах было без четверти семь, почтальон же еще ни разу не приходил раньше восьми. Семен Сергеевич еще пару минут полежал, глядя в потолок, затем тяжело вздохнул, откинул одеяло и, кряхтя, поднялся на ноги. Накинув на плечи старый, протершийся на локтях почти до дыр халат, Семен Сергеевич прошел на кухню, наполнил водой чайник и поставил его на плиту, после чего направился в ванную. Дверь в ванную Семен Сергеевич оставил открытой и воду пустил тоненькой струйкой, чтобы было слышно, если вдруг позвонят в дверь. Однако, пока он умывался, долгожданный звонок так и не прозвучал.

  • Ведро шампанского

    - Нажремся в хлам! – мрачно сказал Славик.

    - До поросячьего визга, - подтвердил Дед.

    - И гори оно все огнем неугасимым!

    - Вот именно.

    И – тресь кулаком по столу. Что означало: решение принято, приговор вынесен и обжалованию не подлежит.

  • Вечный сон

    Ему снится пустыня. Снова и снова, бесконечно по кругу. Редкие кактусы, торчащие поломанными пугалами. Спёкшаяся от солнца, навсегда треснувшая бурая земля, усыпанная камнями. Солнце. Круглые сутки, эдакий чёртов планетарий. Везде солнце.

    Адская монета без размена на лунные центы.

    Направление не важно - он идёт, не разбирая дороги, но всегда приходит туда, откуда вышел до этого. Колючий ветер дует в лицо, от него слезятся глаза и на зубах скрипит песок.

    - Преодолей страх. Представь его птицей: курицей, например. Так проще. И сверни ему голову! А потом - спокойно иди дальше.

  • Витражное окошко

    Я впервые увидела его через два месяца после свадьбы. Родственники договорились, съехались-разъехались, и образовалась для нас с Мишенькой однокомнатная квартира. Мы были счастливы безумно, и даже то, что на работу приходилось добираться на полчаса дольше, даже то, что вся наша жизнь оказалась привязана к автобусному расписанию, нас не огорчало. Мы были молоды и жить не могли друг без друга. Своя квартирка, свое гнездышко! И в автобусе кататься не так уж плохо, если думаешь при этом о любимом муже.

    Я заметила этот домик почти сразу. Он стоял метров за сто до поворота и отличался какой-то особенной причудливостью. Почти как деревянная дачка в Юрмале, построенная чуть ли не до революции, но юрмальские окна выложены прямоугольниками и треугольниками из разноцветного стекла, тут же в окошке был не геометрический узор, а картинка. Я ждала появления этого домика, чтобы успеть наконец разглядеть картинку, но автобус проносился слишком быстро.

  • ГВОЗДИ

    /документы, обнаруженные не археологами/

    Петиция.

    “Как мы есть плотники Вахремеевы, миром и по твоему наказу подряжённыя на строительство новаго собора, соблаговоли, царь-батюшко, повелеть выдать на сие строительное дело 5 (пять) пудов гвоздей каленых”.

    Резолюция.

    “Эвон, карман расхлабенили! Сроду к царю не ходили с такими-то запросами. Небось хватить с них и двух пудов. Пущай дьяк грамоту-то ихову перепишет, как подобает. Боярин Покровский”.

  • Григорий Распутин и высший свет

    Удел великого —
    Восстание и война!
    В купели огненной,
    в крови и преступленье.
    Опять — который раз! —
    Россия крещена.
    Е. Раич

    Революция 1905–1907 годов потрясла многовековые устои и иерархию ценностей Российской империи, ничего подобного русское общество еще не видело. Дабы укрепить пошатнувшееся самодержавие в России, Николай II искал человека, на которого можно было бы положиться, который бы «огнем и мечом» прошелся по мятежным российским губерниям.

  • ДОВОЕННЫЕ ФОТОГРАФИИ

    Я люблю старые фотографии. В них навсегда застыло своё настроение. Свой шарм. А как прекрасен был довоенный Париж… Все эти дворики, чернявые француженки с глазами похотливых ланей, старые машины, Башня. С каждого изображения мне тихо улыбаются спокойствие и тяга людей к простому счастью. К несложному. К обычному, чёрт его раздери, счастью! Где было солнце и было будущее. Если фотографии качественные (а я закачал в планшет самые лучшие из тех, что нашел на базе), то при увеличении видны детали. Мелочи. Многое. То, чего глаз обычно не замечает. Трещины на асфальте, случайно попавшее в кадр белье на ржавом балконе. Часть вывески, которую нужно додумать. Таблички с именами разрушенных улиц. Испуганные чем-то голуби, навеки замершие в хлопотливом желании обнять мир своими крыльями. Неслышимая «Марсельеза». Коротко подстриженный араб в розовой майке возле своей тачки с… А теперь уже неизвестно, с чем, видны только ручки. То ли зеленщик, то ли продавец мороженого. Да это и не важно.

  • Запах моря

    1.

    - Радует ли тебя мир? – спросил Сергей Разин.

    Коммуникатор перевел ответ кашалота почти без паузы:

    - Мир радует любой. Изменился запах моря.  

    Сергей удивился. Во фразе про мир есть несколько значений, но все-таки ее понять можно, а вот что делать с запахом моря? Откуда взялся данный символ в языке китов,  если они лишены обоняния напрочь?

    От избытка чувств он слишком глубоко вдохнул и вдох этот отозвался в его маске из дыхательной пленки тихим, глухим щелчком. Пора ее было сменить. То есть,  прервать очень интересный разговор и подняться на поверхность. Удастся ли его продолжить? Сомнительно. Впрочем, минут десять у него еще есть. 

    Так откуда взялось это понятие в языке китов? Ну, хорошо, допустим, наука не ошибается и запахи им действительно недоступны. Возможно ли по-другому объяснить появление этого странного символа?

    Например, заимствованием из другого, родственного языка. Причем, смысл понятия при этом мог сильно измениться, а то и стать противоположным. Последнее бывает, если оно перешло из языка животного, сильно отличающегося размерами, образом жизни, схемой поведения, но обитающего рядом, то и дело встречающегося. Оно либо близкий друг, либо заклятый враг. И обладает схожим строением органов общения. Мало знать язык, надо еще уметь его воспроизвести.

  • К вопросу о навигационных авариях

     

    Человеку далекому от флотской действительности может показаться странным, что дедушка-сапер, ведро с пищевыми отходами, белый медведь и  подводная лодка никак не отражены в рапорте об инциденте на ЛРС-28 в сентябре 1981 года. Но такова суровая правда Заполярья: тут не до жиру, и из всего перечисленного наши ледовые ремонтные станции штатно оснащены только ведром. Остальное попало на льдину случайно и временно, а некоторым и вовсе там делать нечего, особенно подводной лодке.   

    Рапорт полон выражений наподобие «своевременные решительные действия» и в целом оставляет впечатление, будто персонал станции играючи привел в чувство автоматическую заградительную систему «Невод», известную своей чрезмерной бдительностью. Североморцы проявили свойственную им военно-морскую смекалку — прямо так и сказано, честное слово, — и вправили «Неводу» мозги одной левой.       

    Чтобы никому не было обидно, коварство и злобность «Невода» описаны в подчеркнуто восторженном тоне.

Back to top